Законопроект 2011

Общественное обсуждение законопроектов

О законопроектах

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР (ДОКЛАД) по комментариям, полученным в ходе общественного обсуждения проекта федерального закона «О полиции»

23 сентября 2010 в 15:00

* * *

Впервые после обсуждения в 1993 году проекта Конституции Российской Федерации на всеобщее обсуждение вынесен комплексный законопроект, регламентирующий законодательные основы организации и деятельности одной из ведущих правоохранительных структур в Российской Федерации.

Публикация проекта федерального закона «О полиции» вызвала широкий резонанс в обществе. За время работы сетевой площадки www.zakonoproekt2010.ru с 7 августа по 15 сентября поступило около 21 тысячи комментариев. Сайт посетили более 1,5 млн человек. Процедура сетевого форума, а также количество принявших участие в обсуждении граждан обеспечивает достаточный уровень репрезентативности общественного мнения по законопроекту, способствует его легитимации и поиску правильных решений.

Две трети всех поступивших и половина всех опубликованных комментариев были получены в течение первой недели обсуждения. Тогда же сформировался и основной костяк участников обсуждения.

Давая оценку такой динамике, следует отметить два следующих момента.

Во-первых, столь бурный старт с последующим падением активности в целом характерен для политических и социальных интернет-проектов федерального уровня.

Во-вторых, в случае сетевого обсуждения законопроекта «О полиции» количественное падение активности аудитории сопровождалось заметным повышением качества дискуссии.

Буквально в первые же часы после открытия сайта наметились главные направления обсуждения законопроекта и стали обозначаться основные группы комментаторов. Проявившиеся на старте тенденции устойчиво сохраняются вплоть до окончания обсуждения, что позволяет говорить об исчерпывающем характере обсуждения и отражении мнений основных социальных групп, действительно заинтересованных в улучшении качества законопроекта.

С самого начала обсуждения законопроекта из числа участников дискуссии выделились четыре основные группы, наиболее активно обсуждающие соответствующие статьи законопроекта.

I группа – граждане, обеспокоенные соблюдением гражданских прав и законодательных норм. Именно от них исходит наибольшее количество предложений по обеспечению максимальной прозрачности работы правоохранительных органов. Внимание этой категории участников обсуждения было сосредоточено на следующих статьях законопроекта:

5. Соблюдение прав и свобод граждан

6. Законность

7. Беспристрастность

8. Открытость и публичность

9. Обеспечение общественного доверия и поддержки граждан

14. Задержание

15. Вхождение (проникновение) в жилые и иные помещения, на земельные участки

II группа – сотрудники правоохранительных органов и члены их семей, обсуждающие социально-экономические проблемы работников милиции (полиции): оплату труда, медицинское обслуживание, обеспечение жильём, критерии набора на службу, условия работы, в том числе материально-техническое обеспечение и соблюдение трудового законодательства в части продолжительности рабочего времени, оплаты сверхурочных и т.д. Стоит отметить, что наиболее эмоциональные и категоричные комментарии по этим темам поступили даже не столько непосредственно от сотрудников МВД, сколько от членов их семей, в основном жён.

Данная категория пользователей достаточно многочисленна, и комментарии они оставили в основном к следующим статьям:

12. Обязанности полиции

13. Права полиции

40. Особенности режима служебного времени сотрудников полиции

44. Оплата труда сотрудника полиции

46. Право сотрудника полиции на жилищное обеспечение

III группа – эксперты различного уровня. Это относительно малочисленная, но внёсшая наиболее продуктивный вклад в дискуссию группа пользователей. Кроме замечаний и предложений по конкретным статьям законопроекта, данная категория авторов обсуждает структуру законопроекта, оценивает качество изложения, степень точности формулировок. Рефреном также проходит сравнение нового документа с действующим законом «О милиции». Комментарии этой категории пользователей затрагивают все без исключения разделы законопроекта, но наиболее ощутим их вклад в обсуждение следующих статей:

1. Полиция и её назначение

2. Основные направления деятельности полиции

4. Организация деятельности полиции

12. Обязанности полиции

13. Права полиции

23. Применение огнестрельного оружия

26. Специальные звания полиции

30. Запреты, связанные со службой в полиции

37. Поступление на службу в полицию

IV группа завсегдатаи блогосферы. Комментарии этой категории авторов относятся в основном к статьям 1 и 2 законопроекта.

1. Полиция и её назначение

2. Основные направления деятельности полиции

Эти выводы наглядно подтверждает нижеследующая таблица, в которой ранжированы по популярности те статьи законопроекта «О полиции», число комментариев к которым превысило среднее значение по законопроекту в целом (среднее равно 300). Приведённые данные показывают, что, несмотря на большое количество комментариев, муссирующих тему смены названия «милиция» на «полиция», наиболее активными участниками дискуссии стали авторы, знающие систему внутренних дел изнутри, старающиеся дать экспертную оценку законопроекту и вносящие предложения по его совершенствованию.

В целом же наибольший интерес у участников обсуждения вызвали:

Глава 1. Общие положения – 3815 комментариев

Глава 2. Принципы деятельности полиции – 3187 комментариев

Глава 6. Правовое положение (статус) сотрудника полиции – 2637 комментариев

Глава 3. Обязанности и права полиции – 2558 комментариев.

Эти главы получили самое большое количество замечаний и предложений.

Остальные разделы законопроекта пользовались заметно меньшим вниманием участников обсуждения. Однако следует отметить, что ни одна из статей закона не осталась непрокомментированной с той или иной степенью конструктивности. Даже такие формальные, как «Переходные положения» и «Вступление в силу настоящего Федерального закона».

С 11 августа посетители сайта получили возможность голосовать за понравившиеся им комментарии. Результаты подсчёта голосов позволяют уверенно говорить о том, что в обсуждении законопроекта приняло участие не менее 16 тысяч человек, а число выраженных мнений (комментарии и голоса за них) превысило 40 тысяч.

Анализ хода обсуждения и его результатов позволяет выделить наиболее значимые и «проблемные» разделы законопроекта, а также основные тенденции его восприятия участниками обсуждения. В дискуссии на сайте практически по каждой статье возникло несколько ключевых тем, вызвавших особое внимание и активное комментирование.

Главный вывод, который позволяет сделать анализ комментариев к закону, – общество понимает и поддерживает необходимость реформирования российской милиции.

Структуру и динамику поступающих на сайт комментариев можно расценивать как отражение необходимости реформирования российской милиции, приведения правовых основ её деятельности в соответствие с изменившейся структурой и содержанием системы общественных отношений в современной России.

Проведённый анализ показал, что почти каждый второй комментарий содержит конкретные предложения по совершенствованию текста, изменению или дополнению норм законопроекта.

Наиболее обсуждаемыми являются главы первая – «Общие положения», вторая – «Принципы деятельности полиции», третья – «Обязанности и права полиции», шестая – «Правовое положение (статус) сотрудников полиции», на которые пришлось более 60% комментариев.

В предложениях граждан по законопроекту представлен самый широкий спектр мнений. Вместе с тем основные концептуальные идеи законопроекта у большинства респондентов возражений не встретили. Также практически не критиковались структура законопроекта, его архитектоника, последовательность расположения статей и глав.

Проведённый анализ позволил выделить несколько наиболее обсуждаемых тем:

1) понятие и назначение полиции в обществе;

2) гарантии обеспечения законности деятельности полиции;

3) гарантии обеспечения демократизма в работе полиции;

4) организация полиции;

5) статус сотрудника полиции, его правовая и социальная защищённость;

6) служба в полиции;

7) юридическая техника, стилистика законопроекта;

8) вступление закона в силу.

I. Понятие и назначение полиции в обществе

Многие участники обсуждения в своих комментариях обращают внимание на отсутствие или недостаточную, по их мнению, полноту понятия «полиция» в тексте законопроекта.

Чеботарев Александр (17 августа): «Понятие "полиция" раскрывается в п. 1 ст. 1 недостаточно полно, противоречит правилам логики понятий».

Marina (18 августа): «Понятия "полиция" не дано. Сразу, с места в карьер - полиция является. Да не является она, ни милиция, ни полиция являться не будет, хоть закричись! Должно быть, если соблюдать логику построения статьи 1, примерно так: полиция - это подразделение министерства..., созданное с целью ...».

Блэка (7 августа): «В данной статье, предназначенной для дачи определения термина "Полиция", определение полиции отсутствует. Совершенно непонятно, зачем в статье, где должно быть раскрыто определение "полиция" содержится определение иного "органа"».

Сложность восприятия определения полиции вызвано тем, что согласно правилам юридической техники МВД России в федеральных законах определяется как «федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел». Это в свою очередь вызывает ошибочные представления о том, что полиция будет заниматься выработкой и реализацией государственной политики и нормативно-правового регулирования в сфере внутренних дел.

Владимир (11 августа): «орган исполнительной власти не может заниматься выработкой государственной политики - это дело законодательной ветви власти и политических партий. Поэтому слова о выработке необходимо исключить».

Albert (11 августа): «полиция не должна заниматься выработкой и реализацией государственной политики. Для этих функций есть Госдума».

В этой связи возможно как вариант часть 1 статьи 1 законопроекта разделить на две нормы: в первой дать назначение полиции, а во второй её организацию. В первой норме должна найти отражение идея служения полиции обществу. Это будет лучше восприниматься и в большей степени соответствовать логике построения статей главы.

Отдельными участниками обсуждения высказываются замечания относительно того, что назначением полиции не должно быть применение мер государственного принуждения, указанное в части 2 статьи 1 законопроекта.

miliy malchik (14 августа): «п.2 ...не совсем уместным в этой статье, прочитав ст. 1, сразу создается впечатление, что главная задача полиции – государственное принуждение».

Владимир (8 августа): «…если это главное назначение "полиции", то не стоит этот пункт повторять в статье о правах "полиции", в противном случае пункт 2 в предложенной редакции в данной статье просто неуместен».

Андрей (23 августа): «Применение мер принуждения" не является назначением полиции...по крайней мере надеемся на это. Поэтому это параграф не из этой статьи. Исходя из здравого смысла, необходимо убрать».

Таким образом, одну из существенных характеристик полиции – возможность применения мер государственного принуждения не следует указывать в качестве основного её назначения. В данной статье они должны рассматриваться только в качестве правовых средств решения стоящих перед полицией задач. По мнению ряда участников обсуждения, уместно сказать и о социальном предназначении полиции.

All (1 сентября): «Полиция предназначена для защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства. Это должно быть первое и неизменное правило».

адвокат (11 августа): «Гражданин, лицо без гражданства, иностранный гражданин это все формальное правовое состояние личности - человека по отношению к государству. Однако прежде всего Полиция должна защищать не формальное, а более хрупкое состояние личности - человека. Его права и свободы в том числе, в отдельных случаях, и от противоправности со стороны государства, его чиновников. Обращаясь в будущем в полицию, если придется, мне лично хотелось бы, чтобы там прежде всего видели человека, который нуждается в защите со стороны полиции. Полиция должна быть предназначена для защиты человека (!!!!!). Это должно быть одной из азбучных истин с которыми поли (… ционер,…цейский,… циант) должен просыпаться, жить и ложится спать, любить и воспитывать своих детей. С защиты именно человека должен начитаться новый закон о полиции».

Учитывая, что регламентация применения полицией физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия уже установлена главой 5 законопроекта, представляется целесообразным данное положение исключить.

Юлианна (12 августа): «Второй пункт ст. 1 должен находиться в другой статье, так как теряется логика структуры закона».

Шумицкий Александр (10 августа): «ввиду того, что предназначение «полиции» не должно заключаться в «…применении мер государственного принуждения, в том числе физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия…», п. 2 в прежней редакции исключить и дополнить ею ст. 13 гл. 3 «Обязанности и права полиции».

Artconstructor (15 августа): «принципиально, чтобы пункт 2 был в главе об обязанностях и правах полиции».

Также высказаны предложения о необходимости дополнительного закрепления задачи предупреждения (профилактики) преступности.

Федосов (10 августа): «первоначально самая главная задача – это профилактика и предупреждение преступлений и правонарушений».

Александр (10 августа): «полиция должна бы заниматься профилактикой предупреждения преступлений, а не ждать пока кто-то совершит ... Заранее выявлять причины и помогать в решении, предотвращая тем самым саму возможность совершения преступления».

Однако в этом случае респонденты не учитывают, что термин «противодействие» охватывает и предупреждение и в полной мере характеризует основное назначение полиции.

Несмотря на то что в законопроекте отсутствует целый ряд функций, несвойственных органу охраны правопорядка, хотя ранее закреплённых за милицией (ведение реестра дисквалифицированных лиц; контроль за применением контрольно-кассовой техники; розыск собственника безнадзорных животных; розыск должника и его имущества; обеспечение прибытия граждан в военкоматы при призыве на военную службу и др.), многие участники обсуждения отмечают недостаточность мер по функциональной оптимизации полиции.

Например, абсолютное большинство комментаторов поддерживают предложение исключить участие полиции в обеспечении работы медицинских вытрезвителей. В то же время высказанная ранее идея освобождения полиции от функции проведения государственного технического осмотра автотранспорта воспринимается в обществе неоднозначно: значительная часть авторов высказывает опасение, что, если право предоставления соответствующих услуг будет передано юридическим лицам, цены на техосмотр резко вырастут. При этом возникнет опасность разрушения небезупречной, но всё-таки отлаженной одним ведомством системы государственного технического осмотра автотранспорта.

Оживлённую дискуссию вызвали положения об отдельных направлениях деятельности полиции и её обязанностях, предусмотренных законопроектом, а именно:

1) обеспечение безопасности дорожного движения

Разброс мнений по данному вопросу широк: от признания этой функции полностью несвойственной полиции до признания отдельных обязанностей не полицейскими.

almazz69 (10 августа): «исключить, так как обеспечение безопасности дорожного движения не должно относиться к функциям милиции (полиции). Под эти функции необходимо создать самостоятельную структуру».

Алексей (12 августа): «п. 6 ч. 1 ст. 2 не отражает конкретных задач и направлений деятельности полиции в области обеспечения безопасности дорожного движения. … Также считаю, что полиция не должна заниматься регистрацией транспортных средств, т.к. для осуществления этой государственной функции нет необходимости привлекать офицеров в погонах. Это функция государства, и ею должна заниматься Федеральная государственная регистрационная служба. А вот контроль качества и безопасности дорог - святая обязанность полиции, которая и должна быть прописана в Законе о полиции».

Alex_ya (25 августа): «обеспечение БДД - контроль за содержанием дорог, дорожных сооружений, деятельности субъектов транспорта по обеспечению БДД в процессе организации данной деятельности ближе к функциям Федеральной службы по надзору в сфере транспорта (Росавтодор, Ространснадзор)».

sergekon (28 августа): «ДОБДД впредь не должна заниматься регистрацией ТС и техосмотром... эти функции лучше передать во вновь созданный регистрационный орган... инспекторские функции за полицией оставить»;

Сергей Ливерко (16 августа): «Предлагаю, государственный контроль … полицией, за деятельностью организаций, проводящих обязательный технический осмотр транспортных средств, осуществлять только на время переходного периода, до 31 декабря 2011 года, согласно принятого нижней палатой ГД в первом чтении, проекта ФЗ № 154738-5 "Об обязательном техническом осмотре транспортных средств, в Российской Федерации"»

voa (12 августа): «Обязанности принимать экзамены на право управления автотранспортными средствами изъять из данного пункта. Данными вопросами должны заниматься автошколы. По окончании любого учебного заведения гражданам выдается документ, по которому данный гражданин имеет право на трудовую деятельность».

Обращение участников обсуждения к рассматриваемой проблеме свидетельствует о её важности в современных условиях. Это обусловлено не только растущим количеством транспортных средств, но и, что весьма важно, количеством погибших и травмированных в дорожно-транспортных происшествиях ежегодно, значительно превышающим европейские показатели. С учётом реалий сложившейся российской действительности представляется целесообразным обеспечение безопасности дорожного движения оставить в качестве направления деятельности полиции. Реализация полицией данной функции будет способствовать обеспечению должного уровня защиты прав и законных интересов граждан.

Во многих комментариях к законопроекту содержится одобрение предложений о передаче полномочий по проведению технического осмотра автомототранспортных средств и прицепов к ним, сохранив за Государственной инспекцией безопасности дорожного движения полномочия по осуществлению государственного контроля за проведением такого технического осмотра.

Следует также иметь в виду, что при пресечении сотрудниками полиции противоправных действий с участием транспортных средств для защиты жизни и здоровья граждан предполагается применение мер государственного принуждения, отнесённых законодателем к правомочиям полиции.

2) контроль за частной детективной и охранной деятельностью

Ряд комментаторов отмечает, что милиция дискредитировала себя при выполнении данной функции и считает необходимым передать это направление другим контролирующим органам.

Demetri (10 августа): «Полномочия по контролю за охранной деятельностью и в то же время предоставление права заниматься охранной деятельностью на коммерческой основе повлекут злоупотребления со стороны полиции».

Александр (21 августа): «исключить…. МВД и предоставляет охранные услуги, и осуществляет контролирующие функции за своим конкурентами (ЧОПами)».

ГОРЕЦ (21 августа): «п. 8 лучше всего передать в ведение Прокуратуры России, надзор - это их стихия».

Деятельность частных охранных предприятий ежедневно напрямую связана с ограничением охраняемых Конституцией Российской Федерации прав и свобод граждан, а также возможностью применения специальных средств и огнестрельного оружия в рамках предоставленного им права использования таких средств. Это предопределяет необходимость сохранения государственного присутствия (контроля) в сфере оказания частных охранных услуг.

При этом немедленного реагирования, в том числе «силового», со стороны полиции требуют случаи, когда действиями частных охранников может быть причинён вред жизни и здоровью граждан, нарушены их права и свободы, причинён имущественный ущерб организациям.

3) охрана имущества и объектов по договорам

Указанная обязанность является одной из наиболее обсуждаемых – по ней высказалось более 400 респондентов. Основное недовольство при обсуждении вызывает оказание полицией услуг по охране имущества и объектов по договорам на платной основе. В этом видится коммерциализация полиции.

Татьяна (12 августа): «не должна милиция осуществлять охрану (равно и предоставлять какие-либо иные услуги) по договорам. Не должна она зарабатывать на том, что обязана делать в соответствии с законом. … И перечень данных объектов должен быть определен нормативно».

avetisyan (12 августа): «предлагаю запретить МВД заниматься коммерческой деятельностью... охрану объектов должны осуществлять частные охранные организации, полиция должна находиться на полном гос. обеспечении и охранять государственные объекты, установленные правительством РФ».

СОВ (20 августа): «исключить пункт 9: полиция не должна охранять имущество и объекты по договорам, это автоматически приводит к расстановке приоритетов, исходя из возможности получения прибыли. Полиция должна быть полностью на государственном довольствии и не должна зарабатывать деньги коммерческой деятельностью ни для себя, ни для государства».

Alf (24 августа): «подразделения ОВО должны охранять (бесплатно) то, что подлежит государственной охране. Все коммерческие объекты - передать во ФГУП «Охрана».

Также присутствуют мнения о коррупциогенности данного положения законопроекта.

Коновалов Сергей (12 августа): «охранять на договорной основе имущество граждан и организаций" - это коррупционноемкая статья, позволяющая структурам МВД создавать недобросовестную конкуренцию на рынке охранных услуг».

Marina (21 августа): «охранять на договорной основе имущество граждан и организаций - исключить. Полиция не должна осуществлять предпринимательскую деятельность!»

Автор Vladii (9 августа): «…Обязанность милиции (полиции) за государственный счет (бесплатно для граждан, не считая их налогов) в соответствии с Конституцией РФ охранять и защищать имущество и собственность граждан, а не за договорную плату…».

В то же время представлены прямо противоположные точки зрения, поддерживающие наличие договорно-охранного направления в деятельности полиции.

МАВ (12 августа): «здесь многие высказываются о необходимости убрать пункт 9 ... Но полагаю, что пункт следует оставить хотя бы потому, что правом заказчика охранных услуг должен быть выбор исполнителя».

Timalus (12 августа): «пункт 9 ст. 2 необходимо оставить. У граждан должно быть право выбора - государственная или частная охрана. В настоящее время вневедомственная охрана себя окупает».

Алекс Н (16 августа): «почему милиция не может осуществлять охранную деятельность? У них это получается намного лучше, чем у некоторых ЧОПов. И если уж сравнить ЧОП и ОВО, то последний выиграет по всем показателям, только нужно дать свободу в организации цен и заключении договоров».

Habibi-tv (23 августа): «от данного пункта нельзя отказываться, т.к. у государства есть объекты, которые должны охраняться государственной организацией – отделом вневедомственной охраны, а не частными структурами. В настоящее время для охраны государственных объектов деньги поступают из федерального бюджета на их счета, а потом в качестве оплаты за услуги охраны возвращаются обратно в федеральный бюджет. Следовательно, полиция должна охранять государственные объекты не по договорам (за деньги), а по ведомственным соглашениям (по сметам)».

Alex V (31 августа): «вневедомственная охрана не занимается коммерческой деятельностью, ее целью не является получение прибыли. Да, она оказывает платные услуги, но за этот счет содержит всю свою структуру, охраняет квартиры, занимается охраной общественного порядка, особенно в небольших городках и райцентрах, где нет ППС и слабые ДЧ. … Я считаю, что у собственника должен быть выбор - охраняться государственной или частной охраной...».

Среди комментариев по этой теме есть и предложения, дающие более конструктивные решения.

MNG (21 августа): «Охраной имущества граждан и организаций на договорной основе должно заниматься ФГУП «Охрана» МВД России. Оно для этих целей и было создано 5 лет назад. Плюс разные ЧОП и ОП. А вневедомственной охране … - оставить функции реагирования на сигналы с ПЦО ФГУП «Охрана» и охрану объектов, подлежащих обязательной охране в соответствии с постановлением Правительства РФ № 1629-р».

Необходимо учитывать, что деятельность вневедомственной охраны ориентирована на объекты, подлежащие государственной охране, и объекты, подлежащие обязательной охране органами внутренних дел, а также квартиры граждан. Стоимость услуг вневедомственной охраны при органах внутренних дел по охране квартир граждан существенно ниже, чем стоимость аналогичных услуг, оказываемых частными охранными организациями, что обеспечивает доступность данной услуги различных слоёв населения (ветераны, социально незащищённые категории и т.п.).

Деятельность в полиции в этой сфере никак не ограничивает функционирование частных охранных организаций.

Некоторые авторы комментариев разделяют эту позицию.

Надточей Алексей Николаевич (23 августа): «п. 24 крайне важен, ведь речь идет о профилактике преступлений, как известно, легче предотвращать … разговоры о несвойственных функциях полиции надуманы, об этом говорят те, кто либо не знаком с организацией службы, либо лоббируют интересы ЧОПов…».

4) государственная защита участников уголовного судопроизводства, судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов

Против данной функции высказалось более двух десятков респондентов.

ГОРЕЦ (21 августа): «п. 10 лучше передать в ведение Федеральной службы судебных приставов, а то непонятно, для чего создана эта служба, лучше все, что связано с судами, отдать в ведение ФССП России, тем более, все возможности у данной службы есть, а милиция, как всегда, пытается распылить свои полномочия».

Dmitronis (31 августа): «государственная защита должна осуществляться службой судебных приставов».

Сергей (13 августа): «Государственная защита участников уголовного судопроизводства и должностных лиц не должна возлагаться на орган, осуществляющий уголовное преследование. Госзащита должна осуществляться самостоятельным органом, подчиненным непосредственно Президенту в противном случае эффекта от такой защиты не будет».

Защита жизни и здоровья всех граждан от противоправных посягательств является обязанностью полиции. Участники уголовного судопроизводства (свидетели, потерпевшие, судьи, эксперты и другие лица), учитывая особенности их правового статуса и возможного давления со стороны лиц, совершивших преступления, нуждаются в дополнительных гарантиях со стороны государства в целях защиты их жизни и здоровья, а также обеспечения принципа неотвратимости наказания.

5) осуществление экспертно-криминалистической деятельности

За выведение экспертно-криминалистических подразделений из структуры полиции в целях обеспечения независимости экспертов, их беспристрастности и объективности результатов проведённых исследований высказалось около 40 человек.

Александр (21 августа): «п. 17 в части проведения экспертизы по уголовным делам исключить – экспертиза должна быть независимой. ЭКЦ передать в ведение Минюста».

Автор правовед (23 августа): «Экспертно-криминалистическую деятельность должна проводить независимая организация, которая не была бы связана со следственными органами».

Аналогичное мнение выражают:

Владимир Алексейцев (23 августа): «…Данные функции передать Федеральной экспертной службе…».

Ставрополец (22 августа): «…Создайте единую экспертную службу как отдельный орган и будет меньше давления на экспертов со стороны ОВД…».

Валерий (21 августа): «п. 17 исключить, экспертизы только независимые».

Вместе с тем представлены и противоположные мнения.

Colonel (21 августа, 24 августа): «Категорически не согласен с передачей ЭКЦ в ведение Минюста, передача ЭКЦ из одного министерства в другое не приведет к независимости экспертов, к тому же в Минюсте уже есть экспертные подразделения. Пункт 17 изымать из проекта закона категорически нельзя ... потому, что ЭКЦ МВД сегодня нет достойной замены… Не надо забывать, что процесс судопроизводства остановить нельзя, без экспертиз в суде не рассматривается ни одно дело, а основную массу всех экспертиз для суда делают эксперты ЭКЦ МВД. Другое дело, что эксперты ЭКЦ МВД РФ должны делать экспертизы только по материалам, зарегистрированным в МВД РФ. Второе, кто-то должен выезжать на осмотры мест происшествий в качестве специалистов, сегодня это эксперты ЭКЦ. Кто их заменит? Третье, кто будет вести кримучеты? Кто и за чей счет будет делать бесплатные экспертизы по уголовным делам?»

Необходимость нахождения в составе органов внутренних дел экспертно-криминалистических подразделений обусловлена потребностями документирования преступлений и административных правонарушений, а также потребностью обеспечения оперативности в работе самих экспертов.

Независимость последних обеспечивается специальными запретительными нормами, закрепляющими административную и уголовную ответственность за правонарушения в указанной сфере (статьи 17.9, 19.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, статьи 295, 296, 302 и 307 Уголовного кодекса Российской Федерации).

6) осуществление контроля за соблюдением порядка регистрационного и миграционного учёта гражданами и должностными лицами

По данной тематике поступило свыше 60 предложений. В большинстве комментариев предлагается исключить из перечня функций полиции обязанность по контролю за соблюдением иностранными гражданами и лицами без гражданства установленных правил как несвойственную полиции, не связанную с реализацией основных задач по выявлению, предупреждению, пресечению преступлений и административных правонарушений. Предлагается передать её в полном объёме Федеральной миграционной службе.

Ellie (12 августа): «Предлагаю исключить п. 35. Полиция должна заниматься правонарушениями, а не контролем соблюдения миграционного законодательства. Пусть этим занимается миграционная служба».

zlobniy (14 августа): «п. 35 также не имеет отношения к деятельности полиции. Это сфера ответственности ФМС РФ. Незачем увеличивать коррупционные возможности сотрудников полиции и дублировать одни и те же функции у разных ведомств».

Kortvv (15 августа): «Ряд обязанностей, возложенных на полицию, необходимо снять и возложить на иные государственные органы. Осуществлять контроль за соблюдением гражданами и должностными лицами установленных правил регистрационного учета граждан Российской Федерации, а также контроль за соблюдением иностранными гражданами и лицами без гражданства установленных для них правил въезда на территорию Российской Федерации, пребывания на территории Российской Федерации, выезда за пределы территории Российской Федерации и транзитного проезда через территорию Российской Федерации; координировать в этой сфере деятельность органов, осуществляющих функции по контролю и надзору в сфере миграции; - это задачи Федеральной миграционной службы».

Исключить такое участие полиции в контроле за соблюдением правил регистрационного и миграционного учёта в настоящее время невозможно. Полиция обладает рядом правовых средств, которые не имеют органы ФМС России, но которые необходимы для обеспечения законности в миграционной сфере (доставление, задержание и т.д.)

Вопрос об исключении несвойственных обязанностей полиции, безусловно, относится к числу наиболее назревших и важных. Но его решение следует осуществлять постепенно, по мере комплексной (в том числе и финансовой) готовности иных государственных органов, которые должны будут их выполнить. В противном случае создастся ситуация, когда исполнять соответствующие функции будет просто некому.

В то же время уже на настоящем этапе заслуживают внимания предложения об освобождении полиции от следующих обязанностей: конвоирование лиц, содержащихся в СИЗО, которые находятся в ведении ФСИН; осуществление привода граждан по решению суда.

Более 700 комментариев было высказано респондентами по вопросу преобразования милиции в полицию. На начальном этапе обсуждения законопроекта высказывались категорические возражения против переименования милиции в полицию (в общем массиве мнений – более половины), обоснованные тем, что оно приведёт к существенным материальным затратам, хотя в целом не изменит отношения населения к милиции.

Вместе с тем была представлена и противоположная точка зрения – в пользу преобразования милиции в полицию. Основными аргументами в её поддержку стали:

1) наименование «полиция» будет отражать сущностную характеристику органов охраны правопорядка как профессионального правоохранительного органа государства;

2) восстановление «исторической справедливости», возвращение к первоначальному наименованию;

3) приведение наименования в соответствие международным стандартам;

4) возможность избавиться от негативного «имиджа» милиции, приобретённого в последние годы.

Высказываются мнения о категорической поддержке преобразования милиции в полицию.

Руслан Б. (23 августа): «я за изменение название на «полиция». Оно более отражает суть и назначение этой структуры. Милиция - это больше «внутренняя армия» (из истории). Но вместе с названием конечно нужно менять что-то и внутри самой структуры».

Wolf (24 августа): «Совершенно не понятно, почему многие на этом сайте против переименования милиции в полицию. Мое мнение - это переименование полностью оправдано. Надо называть вещи (в том числе и правоохранительные органы) свои именами. Милиция - во всех странах (в том числе и в дореволюционной России) означает нерегулярные вооруженные формирования из местного населения для самозащиты, то есть, проще говоря, народное ополчение. Полиция - это государственная служба по охране правопорядка. Каким боком наше МВД похоже на народное ополчение? Это чистой воды полиция».

Сергей Блинов (26 августа): «Очень правильно что милиции возвращают свое историческое название-Полиция, думаю что с переименованием и реформированием органов МВД РФ, правоохранительные органы все начнут с чистого листа. Органы МВД России повысят свой престиж, который в последнее время стал мягко сказать подмоченным. И милиции нужно было меняться еще раньше, чем сейчас. Будем надеяться что реформы, которые начались, будут на благо не только для органов правопорядка, но и для всех граждан».

Противники преобразования милиции в полицию высказали следующие аргументы:

1) преобразование необходимо, если меняется структура, состав, содержание и форма работы ведомства;

2) наименование «полиция» ассоциируется с полицейским государством, в котором отсутствует демократия;

3) изменение названия расценивается как слепое подражание Западу и США, ещё один шаг по пути «американизации» системы государственного управления;

4) для пожилых людей слово «полицейский» созвучно слову «полицай» и напоминает деятельность прислужников фашистов в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.;

5) сленговые сокращения, бытующие в народе по отношению к  милиции, имеют гораздо меньший уничижительный смысл в сознании людей, чем слово «полицай»;

6) для переименования потребуется объёмная работа по внесению изменений во многие нормативные правовые акты, а также большие финансовые затраты.

Вот некоторые из них:

justiceman (10 августа): «это приведет к существенным бюджетным затратам. На эти же деньги можно провести переоснащение милиции, ремонт помещений (на данный момент многие помещения находятся в удручающем состоянии), повысить квалификацию сотрудников милиции, внедрить инновационные методы по борьбе с преступностью. Также переименование не приведет к улучшению отношения людей к милиции».

Андрей (10 августа): «После прочтения проекта, общался с людьми, это разные по профессии и по возрасту. Многие считают, переименование большой глупостью. Объясняю. У старших кому больше 50 лет почти у всех пред глазами полицейские с автоматами шмайсер, повязки и расстрелы. У поколения по младше, особенно экономистов, вопрос сколько стоить будет переименование, у сотрудников милиции, и юристов вопрос: А кого набирать будут, если общество морально больно, не проще было бы постараться вылечить общество».

гарик (12 августа): «Название организации полиция не приемлемо для нашей страны. Понятие полицай у русского человека будет означать предателя родины, изменника. У многих в семьях полицаи во время войны расстреляли родных, сожгли дома. Поэтому полицай не приемлемо для нашей родины».

Имела место и патриотическая мотивация отрицательного отношения к преобразованию милиции в полицию.

Мария (10 августа): «переименовывать милицию в полицию нецелесообразно... как истинный патриот страны, я полагаю, что Россия должна оставаться уникальной страной, поскольку не очень хочется, чтобы правоохранительные органы переименовывались по европейским и американским стандартам».

steve (7 августа): «Абсолютно против переименования. Ничего не изменится, а слово для нас абсолютно чуждое. Лично у меня слово полиция ассоциируется именно с деньгами. Нет смысла быть похожим на Запад именно в этой сфере. Слово "полиция" отталкивает любые патриотические мысли и идеи».

Игорь (10 августа): «Не стоит переименовывать милицию, у которой есть славная история. Достаточно вспомнить народные образы Жеглова и Шарапова. А отношение к полицейским будет у большинства россиян, как мне кажется, негативным».

Выражение отрицательной оценки переименования милиции в полицию в ряде случаев было обусловлено и психологическим аспектом неприятия нововведений. В этой связи уже после 14 августа появилась тенденция к более взвешенным комментариям по данному вопросу. Критики стало меньше. Видимо, своё влияние оказала разъяснительная работа сторонников преобразования милиции в полицию, особенно среди ветеранов и сотрудников органов внутренних дел.

Artee (20 августа): «Я поддерживаю переименование "милиции" в "Полицию" так как у многих милиция ассоциируется мягко говоря с чем-то нехорошим, люди не доверяют и даже боятся милицию особенно это касается сотрудников ГИББД. И Я надеюсь что одним переименованием все не закончится. Ну и наконец милиция была в советские времена , а сейчас мы живем Российской Федерации!!!»

Владимир Репин (15 августа): «Поскольку в Сети уже начались обсуждения кто за и кто против переименования милиции в полицию, считаю нужным поддержать переименование в полицию».

Спец (7 августа): «Переименование милицию в полицию ни есть предмет обсуждения, это лишь приведение в юридическое соответствие тех функций, которые выполняет нынешняя милиция. Предметом обсуждения же, является Закон о Полиции т.е. его организационно-правовая база а не дискуссия на тему названия. Просьба ко всем комментаторам: не занимайтесь ерундой, сводя все обсуждение только к названию. Читайте статьи и разбирайтесь по существу.

P.S. ну а те кто считает что переименование слишком дорого. Ну вы же не будите отрицать , что реформа назрела и поэтому хотелось бы напомнить, что реформа милиции, в том числе и реализация нового закона о полиции, потребует финансовых вложений(публикация законы, новые бланки и многое другое) и вкупе всех остальных трат, затраты на смену названия не столь существенны. Намного важнее суть закона!»

Sledak91 (8 августа): «...что касается статьи первой и в частности переименование милиции в полицию, то считаю правильно, так как многие знают, что милиция это орг.состоящий на добровольной основе. а полиция нет, во всех странах мира везде полиции и это правильно, нужно было давно это менять. На счет 3 пункта можно добавить, что на местном уровне сами должны избирать главу местного ОВД. как например, в Америке, и это правильно люди, а главное начальники будут заинтересованы остаться и работать на благо народа».

Дмитрий (7 августа): «Мне интересно, с какой стороны появилась такая ярая инициатива писать комментарии против переименования?

Господа, если вы "не видите смысла" в переименовании милиции в полицию, значит вам все-равно. А раз вам все-равно, зачем писать что мол "не надо" ?

На мой взгляд, одно только переименование даст 30% успеха всей реформы! Потому как Милиция наработала своему имени колоссальную негативную репутацию, которая въелась в головы людей. Если уж мы хотим коренным образом преобразовать правоохранительный орган государства, то надо дать этому, новому, образованию, возможность дыхнуть свободно и заработать себе новое славное имя, а не прогибаться под стереотипами старого обозначения.

По меньшей мере не разумны комментарии с содержанием типа "как ни назови - суть не меняется" . Господа оппоненты, почитайте в конце концов закон, и если на ваш взгляд он сводится только к переименованию, то прислушиваться к мнению таких "граждан" - опасно».

Александр (20 августа): «Думаю, что переименование в полицию это хорошая идея. В последнее время у народа с названием "милиция" сложилось много неприятных ассоциаций. С другой стороны нельзя забывать историю борьбы милиции с преступностью с момента ее создания. Но все же, думаю надо поддержать Нашего Президента в Его стремлении радикального реформирования силовых структур. Многое в стране нужно менять. И начинать, думаю, во многом надо с названий».

Stas023 (7 августа): «Переименование в "полицию" может несколько и приблизит нас к западной системе правоохранительных органов (хотя не факт, что там все так благополучно и профессионально!!!) - возможно как-то дисциплинирует сотрудников МВД, изменит их собственное отношение к этому органу правопорядка, переломит мнение части народа негативно настроенного к сотрудникам милиции... Но точно вызовет гораздо более выраженный эффект в виде шквала недовольства в связи с созвучием с печально знаменитым словом "полицай", а также в связи с очередными немалыми тратами только на переименование - изменение документации и обозначений, печатей, табличек, маркировку транспортных средств... оправдано ли это в должной мере?!».

doctorZlo (8 августа): «На мой взгляд в настоящее время система не состоятельна, ибо она породила чудовищную коррупцию во всех органах правопорядка. Коррупции способствует и разобщенность различных ведомств милиции. Считаю, что если задумка переименования в полицию коснется не только названия, то государство в целом ощутит только позитив. Очень Вас прошу, пожалуйста, не превратите переименование в очередной фарс. Больно смотреть как Ваши законы вытягивают на себя колоссальные средства и превращаются в пустой звук. Примеров масса».

Более консервативным в вопросе преобразования является старшее поколение, в особенности ветераны Великой Отечественной войны. С данной категорией граждан в дальнейшем необходимо будет проводить разъяснительную работу, раскрывающую общепринятый в мировой практике смысл понятия «полиция», её профессиональные качества и принципы работы.

Этот путь в ходе реформирования правоохранительных органов прошли практически все страны СНГ.

Большинство респондентов из числа противников нового названия ошибочно связывает преобразование милиции в полицию только с простым переименованием. Речь идёт не о смене вывески, а о начале процесса, который должен привести к формированию качественно нового органа охраны правопорядка. Преобразование будет не одномоментным, а переименование значительных финансовых затрат за собой не повлечёт. Главным при этом будет содержание, а не внешняя форма.

II. Гарантии обеспечения законности в деятельности полиции

Особое внимание участники обсуждения законопроекта уделили вопросу обеспечения гарантий законности при применении полицией мер государственного принуждения.

Наибольшее число комментариев вызвали положения законопроекта, касающиеся: соблюдения прав личности при применении мер принуждения; возможности осуществления судебного контроля; обязательности и своевременности предоставления задержанному лицу защитника; необходимости более чёткой регламентации применения мер принуждения, процедуры возмещения причинённого полицией ущерба.

При этом следует отметить, что по сравнению с действующим законодательством законопроектом сделан значительный шаг вперёд, так как в основном меры принуждения и их применение оговорены условиями, которые учитывают требования международных актов.

Большое количество критических замечаний во многом обусловлено обыденным восприятием правовых норм, а также личными негативными контактами с милицией.

Основные замечания в этой связи высказаны по нормам, содержащимся в главах 4, 5 и в статье 13 законопроекта.

Большинство авторов касательно данных норм выражают озабоченность возможным произволом со стороны сотрудников полиции при реализации своего служебного права. Их предложения априори рассчитаны на недобросовестное поведение сотрудников полиции. Подобная «презумпция виновности» существенно затрудняет решение задачи формирования профессиональной полиции, что является одной из ключевых задач реализуемой реформы МВД России.

По применению полицией отдельных мер государственного принуждения поступило более 1,5 тысячи отзывов. Анализ поступивших комментариев показывает, что в целом участники обсуждения положительно оценивают включение в законопроект главы, регулирующей применение полицией отдельных мер государственного принуждения. Вместе с тем некоторыми авторами предлагается расширить главу и включить в неё не отдельные меры государственного принуждения, а все, которыми наделяется полиция. Например, автор адвокат (25 августа) предлагает: закон должен регулировать не применение «отдельных мер государственного принуждения», а «применение всех мер государственного принуждения», исходящих от полиции и её сотрудников.

Законопроект регламентирует порядок применения наиболее важных из мер принуждения, непосредственно затрагивающих защищаемые Конституцией Российской Федерации права и законные интересы граждан: задержание, вхождение, оцепление.

Подробно регламентировать все правомочия полиции в статусном документе и невозможно, и не вызывается практической целесообразностью. Это не кодифицированный акт. Здесь нужно учитывать, что все правомочия полиции должны реализовываться с учётом требований принципов, изложенных в главе 2 законопроекта. Конституция Российской Федерации и данные требования – основные ограничители полицейскому усмотрению.

Наиболее оживлённая дискуссия развернулась по статье 14 «Задержание» (около 500 комментариев) и статье 15 «Вхождение (проникновение) в жилые и иные помещения, на земельные участки»
(свыше 800 комментариев).

Граждан, в частности, волнует обеспечение прав лица в момент его задержания, при осуществлении личного досмотра, участие в этом процессе адвоката; возможность пользоваться телефоном с целью уведомления защитника и (или) родственников; процессуальный порядок осуществления задержания.

Ярослав (21 августа): «14.2 – добавить, что досмотр должен проводиться в присутствии двух понятых и с составлением протокола».

Дмитрий (15 августа): «Часть 4 изложить в следующей редакции: "4. Лицо, подвергнутое задержанию, вправе пользоваться в соответствии с федеральным законом услугами адвоката (защитника) с момента задержания. Одновременно с задержанием задержанному под расписку разъясняются его права и обязанности, возникшие в связи с задержанием, и порядок их реализации".». Далее он предлагает: «Часть 7 изложить в следующей редакции: "7. Протокол подписывается сотрудником полиции, его составившим, и задержанным лицом. В случае, если задержанное лицо отказывается подписать протокол, в протоколе делается соответствующая запись. Копия протокола вручается задержанному лицу под расписку, а в случае отказа от получения протокола – направляется заказным письмом с уведомлением о вручении по адресу места жительства (пребывания) задержанного."».

Дмитрий (15 августа): «…четко сформулировать, что является задержанием (ограничение права гражданина на свободное перемещение и при необходимости принудительное доставление в помещение органов внутренних дел, осуществляемое в целях решения задач, возложенных на полицию) и с какого момента начинает исчисляться срок задержания…».

Бойков Юрий (14 августа): «ч. 7. Копия протокола вручается задержанному независимо от его желания».

Akina (12 августа): «1) Непосредственно после задержания задержанному должны быть зачитаны его права. ДО ПРОВЕДЕНИЯ ЛЮБЫХ ДРУГИХ ДЕЙСТВИЙ. 2) Должно быть закреплено право на телефонный звонок, причем обязательно закончившийся установлением связи с вызываемым абонентом!»

Nemo (7 августа): «...ст. 14 я бы добавил еще одним пунктом, примерно такого содержания: "При задержании гражданина на срок более 12 часов полиция должна обеспечить задержанного трехразовым горячим питанием, а также создать соответствующие условия для полноценного сна и отдыха при пребывании в месте задержания"».

КАМ (7 августа): «Включение в такой закон положений, регулирующих вопросы, по которым уже имеются специальные законы – задержание по УПК, КоАП и т.д., – немного усложняет законодательство. Считаю неправильным формулировку части 4 статьи 14. Почему адвокат положен не с момента задержания, то есть когда лицо лишилось свободы передвижения, а только с момента водворения в спец.помещение? Адвокат должен быть предоставлен не позднее нескольких часов и до осуществления каких-либо мероприятий с задержанным».

Высокий процент голосов «за» получило предложение о закреплении за задержанным лицом права на один телефонный звонок. Введение такой нормы в конкретных случаях может осложнить оперативно-разыскную деятельность (например, в случаях наличия непосредственной угрозы иным лицам, необоснованного распространения информации, составляющей оперативную или следственную тайну, и т.д.). Вместе с тем здесь есть над чем подумать. Сотрудники МВД обязаны информировать родственников в случае задержания несовершеннолетнего. Возможно, это должно быть распространено на всех задерживаемых граждан. Целесообразно проработать практическую реализацию возможных нововведений.

Большее внимание уделяется вопросу о необходимости дополнения текста части 4 статьи 14 положением о необходимости участия защитника на более ранних стадиях, чем момент водворения задерживаемого в специально отведённое помещение, и это предложение может быть принято, так как согласно статье 48 Конституции Российской Федерации (часть 1) каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Частью 2 этой же статьи определено, что задержанный имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента задержания.

Также предлагаемые изменения будут корреспондировать положениям УПК (пункт 3 части 3 статьи 49) и КоАП (часть 4 статьи 25.5).

Момент фактического задержания в соответствии с пунктом 15 статьи 5 УПК – это момент фактического лишения свободы передвижения лица. Право на помощь защитника возникает в момент фактического принуждения, когда лицо лишается свободы передвижения (момент «захвата»).

Разъяснение данного права должно происходить в месте фактического задержания, и если лицо имеет возможность тут же связаться со своим адвокатом, то она должна быть ему предоставлена. Если же возможности нет, то при доставлении задержанного в официальное учреждение ему должно быть без промедления обеспечено право пригласить защитника самому или через родственников, или же по его просьбе приглашается защитник по назначению.

В целях обеспечения реализации гарантий законности в отношении как граждан, так и самих сотрудников полиции, следует дополнительно проработать в законопроекте вопрос о сроках задержания отдельных категорий лиц.

Предложения граждан, связанные с необходимостью обеспечения питанием и питьём лиц, задержанных на срок свыше 3 часов, также заслуживают внимания, так как данные меры направлены на защиту здоровья граждан и их основных прав, а также на обеспечение законности в деятельности органов внутренних дел. В настоящее время данный порядок не всегда соблюдается. Законодательное регулирование этого вопроса поможет избежать серьёзных правовых нарушений.

Граждане обоснованно высказывают замечание также и о том, что протокол задержания является доказательством факта задержания, и  наличие протокола у задержанного или у представителя задержанного снимает вопрос о правомерности действий сотрудников полиции.

atsenal (24 августа) предлагает в пункте 7 статьи 14 слова «по его просьбе» исключить, поскольку считает, что в случае проведения любых процессуальных действий к гражданам со стороны полиции, в том числе и задержания, по основаниям и в порядке, определяемом действующим законодательством, должно сопровождаться вручением данному лицу необходимых копий процессуальных документов, свидетельствующих о проведении данных процессуальных действий, а не только документа об «оконченном процессе», например, протокола об административном правонарушении. «Зачастую, в правоприменительной практике такие слова в законах и других подзаконных нормативно-правовых актах как «по его просьбе» и другие ведут к некому злоупотреблению права со стороны госслужащих, которые должны разъяснять в таких случаях права граждан и организаций перед и в момент проведения в отношении них каких-либо процессуальных действий, чего, к сожалению, на практике не делается. Поэтому копии всех документов госслужащий ОБЯЗАН вручать».

Сергей (7 августа): «Пункт 7. "Копия протокола вручается задержанному лицу по его просьбе". Считаю, что копия протокола должна в обязательном порядке вручаться задержанному, а не быть прихотью работника полиции».

Данные предложения в известной степени не корреспондируются с соответствующими положениям УПК и КоАП, но заявитель имеет возможность обратиться с просьбой о вручении копии протокола, которая выдаётся ему под расписку с целью подтверждения того, что он сознательно не реализовал указанное процессуальное право.

Обсуждение показало общественную значимость проблемы возмещения органами полиции материальных потерь гражданам при использовании органами полиции имущества граждан в целях осуществления своей деятельности.

Участники обсуждения небезосновательно также обращают внимание на необходимость более чёткой регламентации условий содержания задержанных лиц в помещении полиции.

Alex (7 августа): «При задержании гражданина на срок более 12 часов, полиция должна обеспечить задержанного трехразовым горячим питанием, а также создать соответствующие условия для полноценного сна и отдыха при пребывании в месте задержания». Не секрет, что в настоящее время некоторые граждане просиживают в т.н. «клетках» при дежурных частях по 1-2 суток, при этом их не кормят и нет возможности для сна. Мне кажется, что это нарушает право человека на уважение его человеческого достоинства».

Nemo (8 августа): «Не секрет, что в настоящее время во многих ОВД применяется практика, когда людей задерживают на 48 часов за административные правонарушения, и при этом эти граждане содержатся в т.н. «клетках», при дежурных частях. При этом граждане не обеспечены условиями для полноценного отдыха в течение двух суток, т.е. им просто негде спать, и им не обеспечивается трехразовое горячее питание. В связи с этим ст. 14 я бы дополнил нормой о том, что если гражданин задержан на срок более 3 часов, ему обеспечиваются условия для сна и трехразовое горячее питание. Мне кажется, что мы должны обеспечить цивилизованные условия содержания для временно задержанных граждан».

Артур (11 августа): «Гл.2 ст.5 Считаю необходимо дополнительно прописать: милиция обеспечивает задержанным необходимые условия для нормального пребывания в месте изоляции. Имеется ввиду соблюдение Санитарных норм, питание, обеспечение водой и др. А то в практике, я так думаю, возможно не соблюдение данных условий для косвенного давления на задержанного... Хотя не думаю что бы в нашей Милиции (полиции) такое могло быть...».

Svetlana (24 августа): «ч.3. Задержанный должен находиться в безопасных условиях, в охраняемом специальном помещении».

После окончания задержания многие из лиц, подвергнутые этой мере, предъявляют к правоохранительным органам претензии относительно негуманного обращения с задержанными. Чтобы исключить подобные ситуации, целесообразно, видимо, осуществлять первичный медицинский осмотр задержанных, результаты которого отражать в протоколе задержания.

Важные предложения поступили относительно того, чтобы полиция проявляла большую заботу о близких задержанных, которые остались беззащитными либо беспомощными в результате задержания. То же самое касается и имущества задержанного (например, автомобиля). В этой связи в проекте целесообразно сконструировать специальную норму, обязывающую полицию принимать подобные меры. Конечно, осуществление этой функции должно предусматривать соответствующее финансовое обеспечение.

Одно из самых интересных и бурных обсуждений прошло в комментариях к статье о вхождении (проникновении) в жилые и иные помещения, на земельные участки. Речь идёт о положении законопроекта, которое предоставляет полиции в ряде ситуаций право беспрепятственного входа в любое помещение. В дискуссии открыто проявился один из главных страхов российского общества в отношении правоохранительных органов – возможности злоупотребления и произвола со стороны сотрудников полиции.

Чаще всего в обсуждении этой нормы звучит вопрос о соответствии Конституции Российской Федерации отдельных её положений. В более чем 200 комментариях авторы рассуждают о конституционности предписаний, содержащихся в ней.

Елизаров Игорь Вл. (24 августа): «Я, как и многие, считаю что ст. 15 нарушает Конституцию РФ…».

Серж (31 августа): «статья 15 законопроекта противоречит Конституции РФ, статье 25! "Жилище неприкосновенно..."».

Erneuern (14 сентября): «статья 15 и п.34 статьи 13 полностью противоречат Конституции (Статья 25 Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.). А так как ни один федеральный закон не может противоречить Конституции, обе эти статьи противозаконны и должны быть убраны из проекта».

ФГУ Упрдор Москва-Бобруйск (13 сентября): «В соответствии с Конституцией РФ жилище неприкосновенно. Нормы настоящей статьи в проекте Закона, нарушают действующую на настоящий момент Конституции».

scorpio43 (12 сентября): «Статья, которая полностью противоречит и Конституции РФ и международному законодательству о неприкосновенности жилища граждан и позволяет полиции творить полнейший произвол только на основании того, что сотрудники полиции что-то заподозрили или посчитали что располагают т.н. «достаточными основаниями» (с их точки зрения) ».

Наряду с отрицательным мнением граждан о содержании норм статьи в комментариях встречаются абсолютно противоположные мнения. Граждане полностью поддерживают необходимость включения данной статьи в законопроект.

Алекс (26 августа): «Сотрудник … должен иметь право проникнуть для предотвращения совершения преступления, уничтожения улик, задержания преступника в ЛЮБОЕ помещение БЕЗ оповещения кого бы то ни было».

Nik (23 августа): «Люди, действительно подумайте, данное положение уже существует и действует 20 лет... Читайте Конституцию внимательно».

Александр (19 августа): «статью 15 законопроекта не противоречит Конституции Российской Федерации. У граждан, безусловно, есть право на неприкосновенность жилища. … Но в случаях, не терпящих отлагательства, полицейский может входить в жилое помещение и без ордера. Если из какой-нибудь квартиры доносятся крики о помощи, нужно дверь ломать, а не за ордером в суд бежать».

aleks (9 сентября): «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, УСТАНОВЛЕННЫХ ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОМ, или на основании судебного решения. Где здесь нарушение Конституции? Граждане читайте основной закон и все станет понятней. Что касается статьи 15 законопроекта, я бы добавил про административные правонарушения нарушающие спокойствие граждан потому что, я не хочу спать всю ночь с берушами, интересно как вы их ребенку маленькому их вставите, а утром бегать по судам, я делегирую эти права и полномочия полиции, они должны приехать и присечь, срочно и немедленно, а утром из участка должны отвезти дебоширов в суд там и разберутся о законности проникновения и со всем остальным. Я не хочу чтоб жизнь и здоровье моего ребенка зависело от того поднимут ли судью когда счет идет на секунды. Я хочу, чтобы у полиции было ДОСТАТОЧНО прав для моей защиты, чтобы полиция была настоящая фактическая БРОНЯ!!! А задача государства создать такие условия и надзор, чтобы полиция не могла и не думала злоупотреблять своими полномочиями».

Действительно, статья 25 Конституции Российской Федерации устанавливает, что никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нём лиц, иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения. С учётом этого статья 15 законопроекта как раз и реализует конституционное положение, законодательно конкретизируя случаи проникновения в жилище.

Кроме того, необходимо помнить, что данная норма закона существует уже много лет и действует в данный момент. Это и общепринятая мировая практика. Очень часто счёт идёт не на минуты, а даже на секунды, когда речь идёт о спасении человеческой жизни, помощи жертве преступления, несчастного случая или задержании особо опасного преступника.

В то же время необходимо вернуться к соответствующим положениям законопроекта, которые, как показало обсуждение, нуждаются в уточнении: как осуществляется информирование собственника (пользователя) о проникновении в помещение в отсутствие хозяина; как при этом обеспечивается сохранность материальных ценностей, находящихся в помещении; наконец, следует установить обязанность органа полиции оставлять письменное уведомление о факте вынужденного проникновения в помещение.

При применении полицией оцепления (блокирования) участков местности, жилых помещений, строений и других объектов (статья 16 законопроекта) респонденты обеспокоены возможностью ограничения прав и свобод граждан, в том числе затруднениями, которые могут возникнуть в связи с подъездом в оцеплённые районы личного автотранспорта, а также машин скорой помощи и других экстренных служб.

Несмотря на то что определённая часть высказываний носит эмоциональный характер, в некоторых из них имеются и конкретные предложения.

Артем (21 августа): «Также необходимо добавить пункт: во время учений».

chadai (20 августа): «Ст. 16 п. 1 подп. 2. Отсутствует нормативное определение "групповых действий, нарушающих работу транспорта, средств связи и организаций"».

Сергей (15 августа): «п. 2 части 1 – закончить после слов "массовых беспорядков"».

22-й (12 августа): «часть 1 статьи 16 необходимо записать: "Сотрудники милиции имеют право по приказу руководителя территориального органа федеральной исполнительной власти в сфере внутренних дел или лица, его замещающего, и при согласовании с руководителем местного органа исполнительной власти производить оцепление (блокирование) участков местности, жилых строений и других объектов"».

Кирилл Самсонов (10 августа): «Необходимо дополнить статью положением, предусматривающим обязательное наличие на руках у сотрудника полиции копии указанного в части 1 данной статьи решения руководителя территориального органа ФОИВ в сфере внутренних дел и обязательную демонстрацию данной копии по требованию граждан».

Ввиду того что мероприятия по оцеплению связаны с ограничением прав граждан и носят официальный характер, представляются уместными предложения обсуждающих о возложении на руководителя группы обязанности иметь при себе официальный документ, подтверждающий право на осуществление вышеуказанных обязанностей. Это обстоятельство позволит избежать недоразумений с населением и исключить неправомерные действия сотрудников полиции и других лиц.

Предложение о том, что в случае принятия решения об оцеплении участка местности полиция должна уведомлять граждан об этом и разъяснять им пути наиболее рационального объезда, перемещения, минуя территорию, подвергнутую оцеплению, может быть поддержано и принято.

В части правомочий полиции по формированию и ведению банков данных о гражданах (статья 17 законопроекта) определённую озабоченность участников обсуждения вызывает возможность несанкционированного доступа к банкам данных полиции.

Отмечается вероятность злоупотребления своим правом сотрудниками с целью получения выгоды. Высказывалось замечание о том, что полиция не вправе вести любые банки данных, иначе формируется общество «тотальной слежки».

IronDuke (14 сентября): «Это, например, человек неправильно припарковался, не пропустил пешехода или бросил трамвайный билет мимо мусорки, его признали нарушившим соответствующую статью КоАП, т.е. он совершил административное правонарушение. Все, теперь по этому горе-преступнику можно собирать тотальную информацию? Вообще жуть! Надо этот пункт убрать».

Maxi (26 августа): «пункты 9 и 10 можно исключить, т.к. они фактически дублируют п. 2 и п. 8».

Ляля (20 августа): «включить в число учитываемых данных информацию о лицах, не погасивших своевременно кредит в банке».

При этом большинство конкретных предложений направлено на исключение пункта 17 части 3 данной статьи.

Белински (12 августа): «ст.3 п.17 исключить. Иначе вся статья теряет смысл. Получается, что вести банк данных можно по кому угодно».

В настоящее время такое правомочие содержится в действующем законе «О милиции», но перечень учётов не раскрывается. В целях реализации Конвенции Совета Европы о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных от 28 января 1981 года с поправками, одобренными Комитетом министров Совета Европы 15 июня 1999 года и в соответствии с требованиями Федерального закона «О персональных данных» подлежат закреплению исчерпывающие правомочия полиции по сбору, хранению и обработке информации, содержащей персональные данные.

Использование в практике деятельности полиции информационных баз, содержащих личные данные, обусловлено прежде всего потребностями практики предупреждения, выявления и раскрытия преступлений, профилактики правонарушений. Ни один правоохранительный орган не может обойтись без накопленных персональных данных, и речь в данном случае может идти не об организации тотального контроля за гражданами, а лишь об аккумуляции сведений, позволяющих повысить эффективность борьбы с преступностью. Этими данными полиция «снабжает» и другие правоохранительные органы, а в соответствующих случаях – и самих граждан.

Также к наиболее обсуждаемым нормам рассматриваемой статьи относятся положения части третьей этой статьи. В своих комментариях, касающихся категорий учетов, граждане руководствуются, как правило, своим субъективным мнением, предлагая включить либо исключить те или иные положения.

В МВД России имеется единый орган, уполномоченный на ведение баз данных, – Главный информационно-аналитический центр (ГИАЦ). Поэтому суждение о допуске к ним «кого угодно» не верно. Речь может идти исключительно о правовых гарантиях защиты этих сведений от постороннего вмешательства.

Наряду с комментариями к существующим нормам законопроекта многие граждане указывают на необходимость дополнения статьи нормами о порядке ведения этих банков и об ответственности полицейских за разглашение имеющейся у них информации о гражданах.

Эдуард Воробьев (28 августа): «…Необходимо четко прописать порядок ведения реестра, порядок пользования его данными и предусмотреть дисциплинарную ответственность за разглашение информации».

Ilya (27 августа): «…ответственное лицо (полицейский и его непосредственный начальник), которому вменено в обязанности хранение информации, несет уголовную ответственность».

Среди наиболее конкретных замечаний граждан по нормам данной статьи можно выделить вполне обоснованное предложение автора Здравый смысл (18 августа), который предлагает «дополнить часть 7 словами "либо по истечении срока хранения этих данных"».

В качестве конкретного предложения можно отметить также комментарий Эдуарда Воробьева (28 августа), который предлагает изложить «…подпункт 4 пункта 3 в следующей редакции: "4) о лицах, в отношении которых вынесено постановление о прекращении уголовного дела или отказе в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям;"».

В комментариях к статье 18, устанавливающей право сотрудников полиции применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие, критикуется предлагаемый в законопроекте порядок допуска (аттестации) полицейских, а также иных сотрудников органов внутренних дел к применению оружия, физической силы и спецсредств. При этом предлагается закрепить в законе обязанность сотрудника полиции подвергаться соответствующей проверке, результат которой должен сказываться на возможности дальнейшего прохождения службы.

Zurab (23 августа): «Проверка профессиональной подготовленности должна проводиться в отношении всех сотрудников полиции, независимо от занимаемой должности. Лучше это поручить сотрудникам гражданского ведомства. В законе ничего не сказано о владении приемами самбо и рукопашного боя».

Мунгало (19 августа): «Считаю что специальная подготовка должна проводится в течении всего года с периодичностью на реже одного раза в неделю с условиями максимально приближенными к реальности. С периодичностью раз в квартал необходимо проходить проверку. Оценку законности применения и использования оружия а также тактику необходимо доводить до автоматизма у каждого сотрудника несущего службу с оружием».

Салохин Валерий Петрович (8 августа): «Сотрудник полиции должен быть физически развит, подтянут. Занятия спортом – одно из основных требований к сотрудникам полиции. Необходимо регламентировать законом часы регулярных занятий по физической подготовке».

Имеются предложения по регламентации разных видов подготовки, установлению периодичности и обязанности её прохождения по различным направлениям: огневая, рукопашный бой, физическая тренировка, а также утверждение меньших сроков для этого. Отдельные авторы высказались за обязательную физическую подготовку (5% комментариев, поступивших к статье 18) и рекомендуют установить её как обязанность, включающую также обучение приёмам рукопашного боя.

Zurab (23 августа): «В законе ничего не сказано о владении приемами самбо и рукопашного боя».

g-kate (20 августа): «в части 3 законодательно надо прописать необходимость прохождения физической подготовки».

Однако, высказывая предложения, участники обсуждения законопроекта не учитывают содержания части 5 статьи законопроекта, в которой указано, что программы специальной подготовки определяются федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел.

Авторы предлагают разделить личный состав полиции на категории сотрудников с выделением групп, обладающих по роду службы правом применения оружия, физической силы и спецсредств.

Сосискин (10 августа): «Зачем сотрудникам, которые занимаются кабинетной работой и на земле не работают, ежегодно сдавать физо и контрольные стрельбы. Если сотрудник не может выполнить упражнение № 2, но при этом он отличный юрист, психолог, инспектор-инженер и т.д. то его все равно надо уволить? По-моему надо выделить отдельные категории кому это надо».

shipilov (9 августа): «...огнестрельное оружие должно быть только у офицеров, у сержантов – дубинки, электрошокеры и остальное травматическое оружие».

Анатолий (7 августа): «Например, ГАИ и пешая полиция не должны иметь право при задержании даже наставлять на безоружных граждан оружие, для этого их учат самбо».

Около 10% предложений поступило по дифференциации порядка допуска (аттестации) полицейских, а также иных сотрудников органов внутренних дел к применению оружия, физической силы и спецсредств в зависимости от специфики выполняемых ими обязанностей. Эти рекомендации могут быть учтены в ходе разработки пакета подзаконных нормативных правовых актов, регламентирующих прохождение правоохранительной службы, и не касаются концептуальных основ законопроекта.

В некоторых комментариях предлагается исключить из рассматриваемой статьи часть 7, мотивируя это тем, что закон о полиции должен регулировать только действия сотрудников полиции, а действия иных работников органов внутренних дел должны регулироваться соответствующими законами.

atsenal (24 августа): «п. 7 "лица рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, не являющихся сотрудниками полиции,..." – это как это? есть сотрудники органов внутренних дел, а есть сотрудники полиции, или это относится к неким переходным положения законопроекта (ст. 56)? как и где это можно узнать? думается мне, что просматривается какая-то двусмысленность в системе предполагаемой полиции...».

Денис (14 августа): «По ч. 7 – это весьма странно – кто эти лица вне полиции, но из органов внутренних дел? Это лица, принимающие документы на замену паспорта или бухгалтера? Необходимо строго описать состав этих лиц».

Sequr (7 августа): «п. 7 "Лица рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, не являющиеся сотрудниками полиции....". Зачем прописывать в Законе права лиц, не имеющих отношения к полиции? О ком идет речь? О тех самых милицейских батальонах, что входят в состав Внутренних Войск? Их вообще не должно быть!».

Поступившие предложения скорее всего проистекают из-за недостаточной информированности о составе органов внутренних дел.

В данном случае речь идёт о сотрудниках органов внутренних дел так называемых обеспечивающих служб (тыловой, финансовой, кадровой, медицинской и других) и имеющих специальные звания: юстиции и внутренней службы.

На сотрудников органов внутренних дел будут распространяться положения указанного законопроекта только в строго определённых случаях. Например, при привлечении их к выполнению обязанностей полиции в условиях чрезвычайных ситуаций, необходимости усиления охраны общественного порядка. В подобных случаях на них будут распространяться положения, регламентирующие применение мер государственного принуждения. Потребность же в самом резерве сотрудников существует всегда. С другой стороны, внутри органов внутренних дел осуществляется постоянная миграция сотрудников: из отраслевых – в обеспечивающие и наоборот.

При анализе порядка и условий применения сотрудником полиции физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия многие пользователи обращают внимание на редакцию части 2 относительно ужесточения требований к сотруднику полиции, реализующему право применения физической силы.

Предложения в основном сводятся к установлению обязанности предупреждения о намерении применить физическую силу, оружие и спецсредства путём исключения из данной части словосочетания «неуместным или» либо об исключении всей части из содержания статьи.

Storm (3 сентября): «п. 2 "либо когда такое предупреждение является неуместным или невозможным" – Исключить, либо расписать максимально конкретно (без абстрактных ссылок на действующее законодательство)».

Роман (31 августа): «п. 2 – убрать "неуместным или невозможным", написать "за исключением случаев, когда это невозможно в силу противодействия лица, иных третьих лиц, либо в силу форс-мажорных обстоятельств"».

amima (7 августа): «Нужно уточнить что такое "предупреждение является неуместным" или исключить эту часть».

Возражение здесь скорее вызывают сами термины «неуместно» и «невозможно». В то же время в действительности возникает большое количество ситуаций, когда сотрудник полиции объективно лишён возможности предупредить (внезапное нападение) либо в этом нет необходимости (при доставлении лица, находящегося в тяжёлой степени опьянения).

Действующее законодательство использует конструкцию, допускающую применение физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия без предупреждения, когда такое предупреждение невозможно.

Респондентами также обращается внимание на расплывчатость формулировки части 1 статьи 19 о намерении применить оружие (она отсутствует в статье 23). В частности, указывается на то, что соответствующие положения более лаконично и доступно прописаны в действующем Законе Российской Федерации «О милиции».

Предложения граждан относительно текстуального содержания частей 1 и 2 статьи 19 содержат требования по конкретизации алгоритма поведения сотрудника полиции и его упрощения:

panvit70 (15 августа): «По части 2 данной статьи. В действующем Законе РФ "О милиции" формулировка более подходящая: «когда промедление в применении создает непосредственную опасность жизни и здоровью».

Сорокина Ольга (12 августа): «Не очень понятно для чего нужен п. 2. Если сотрудник полиции собрался применить физическую силу и прочее, то понятно, что он не просто так решил "позабавиться". То он обязан предупредить о намерении, то имеет право не предупреждать. Определитесь, пожалуйста».

pavel707 (8 августа): «в ч. 1 необходимо конкретно расписать как именно должен (конкретная фраза) сотрудник полиции предупредить о намерении применения силы, спец средств или оружия, чтобы в дальнейшем не возникали вопросы о том, что кому то не были понятны намерения полицейского».

Необходимо обратить внимание на рекомендации о дополнении части 1 данной статьи положением о порядке предупреждения о намерении применить физическую силу, специальные средства либо оружие сотрудником (сотрудниками) полиции в составе подразделения, а также в отношении группы лиц. Представляется обоснованным и направленным на уточнение процедуры в части исключения коллизионных ситуаций при квалификации таких действий сотрудников полиции:

Балашов Константин (27 августа): «при действии в составе подразделения достаточно одного предупреждения от одного из участников подразделения; при предупреждении группы граждан достаточно одного предупреждения для данной группы лиц».

Такая поправка позволит полицейскому правильно оценивать ситуацию, возникающую в условиях, урегулированных частью 9 статьи 19 (применение оружия, спецсредств и физической силы в составе подразделения).

Значительное число предложений по редакции статьи 19 (более 20%) сводится к конкретизации её положений, в которых используются термины, не определённые нормативно: невозможность предупреждения; неуместность предупреждения; возможно короткий срок; иное его близкое лицо; телесное повреждение; ранение.

Cap123 (22 августа): «Кто будет определять "уместность" или "неуместность" предупреждения?».

Nik (21 августа): «К ч .4 и ч. 5: не ясно, о каких телесных повреждениях идет речь. Если образовался синяк, то также нужно сразу оказывать мед. помощь и сообщать родственнику».

Aleksandr S (20 августа): «В п. 4, п. 5 и 6 употребляются термины "ранение" и "телесные повреждения". Считаю, нужно стремиться к единообразию или раскрыть здесь же, что подразумевается под тем и другим».

Вопрос о терминологии любого закона – всегда важный вопрос. По возможности закон должен излагаться понятным и доступным языком, в то же время не загружая правоприменителя ненужными деталями. Названные выше и многие другие термины, на которые обращают внимание авторы комментариев, и относятся как раз к разряду общеупотребительных. В то же время при дополнительном поступлении конкретных и обоснованных предложений по совершенствованию использованной терминологии они могут быть также учтены.

Относительно редакции части 9 статьи 19 предлагается, чтобы сотрудник полиции, находясь в составе подразделения (группы), был вправе применять физическую силу, специальные средства или оружие, руководствуясь только законными приказами и распоряжениями руководителя этого подразделения (группы).

Alfa Squadron (27 августа): «ст.19, п.9 "сотрудник полиции применяет физическую силу... руководствуясь приказами и распоряжениями руководителя...". Надо добавить – руководствуясь только ЗАКОННЫМИ приказами руководителя».

Невидимка (22 августа): «Пункт 9 статьи 19 изложить в следующей редакции: "В составе подразделения (группы) сотрудник полиции применяет физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие, руководствуясь законными приказами и распоряжениями руководителя этого подразделения (этой группы)".».

Мунгалов (19 августа): «В девятой части статьи №19 необходимо внести изменение в фразу "руководствуясь приказами и распоряжениями руководителя этого подразделения (этой группы)" добавив слово "законными" между словами "руководствуясь" и "приказами"».

Данные предложения не учитывают, что Федеральным законом
от 22 июля 2010 года №156-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» положение о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утверждённое Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года №4202-1, дополнено статьёй 341, регламентирующей исполнение приказа начальника, согласно которой приказ должен соответствовать федеральным законам и приказам вышестоящих начальников и обязателен для исполнения подчинёнными, за исключением заведомо незаконного приказа.

Около 10% комментариев по данной статье содержат предложения, направленные на уточнение положений части 4 в части конкретизации времени оказания первой помощи лицу, получившему телесные повреждения в результате применения физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия.

Ахтырко Григорий Викторович (2 сентября): «4. Сотрудник полиции обязан оказать гражданину ИЛИ ИНОМУ ЛИЦУ, получившему телесные повреждения в результате применения физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия, первую МЕДИЦИНСКУЮ помощь, а также принять меры по предоставлению ему СКОРОЙ/НЕОТЛОЖНОЙ медицинской помощи в ПРЕДЕЛЬНО (возможно) короткий срок».

Смирнов Сергей (9 августа): «В случае возникновения в результате применения физической силы угрозы жизни и/или здоровья гражданину сотрудник полиции обязан в кратчайший срок обеспечить оказание гражданину медицинской помощи независимо от причастности в совершении последним преступного деяния».

Einhorn (7 августа): «Необходимо конкретизировать время оказания медицинской помощи и уведомления родственников».

В данных случаях требуется прочтение всего законопроекта. Во всех случаях, исходя из назначения полиции и её обязанностей, эта и иная помощь должна оказываться оперативно. В этой связи в статье 1 законопроекта, определяющей роль полиции в обществе, целесообразно было бы сделать запись, что полиция незамедлительно приходит на помощь каждому, кто в ней нуждается.

Предложения по редакции части 6 статьи 19 сводятся к уточнению категории прокуроров, которые ставятся в известность о применении сотрудником полиции оружия, физической силы и спецсредств, а также срока такого уведомления.

Ахтырко Григорий Викторович (2 сентября): «6. Обо всех случаях причинения гражданину ИЛИ ИНОМУ ЛИЦУ ранения И/ИЛИ (либо) наступления его смерти в результате применения сотрудником полиции физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия НЕМЕДЛЕННО уведомляется ДЕЖУРНЫЙ прокурор».

Nik (21 августа): «не ясно, какой прокурор должен уведомляться: по месту причинения ранения, по месту смерти либо прокурору, надзирающему за данным подразделением? В какой срок происходит уведомление? Что должен сделать прокурор?».

Legalize (7 августа): «6. Обо всех случаях причинения гражданину ранения либо наступления его смерти в результате применения сотрудником полиции физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия уведомляется прокурор. Через сколько? месяц? два? три?».

Высказываемая позиция о необходимости конкретизации срока, в течение которого сотрудник полиции, применивший физическую силу, специальные средства или огнестрельное оружие, что повлекло за собой физический вред, обязан уведомить прокурора, важна. Однако в законопроекте такой срок уже установлен – в течение 24 часов полиция должна уведомить прокурора обо всех случаях причинения гражданину ранения либо наступления его смерти в результате применения физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия. Кроме того, сотрудник полиции должен поставить в известность своего непосредственного начальника.

Ряд комментариев к части 8 статьи 19 направлены на то, чтобы расширить круг лиц, которым сотрудник полиции обязан сообщать о случаях применения физической силы и специальных средств, в результате которых причинён материальный или физический ущерб гражданину либо материальный ущерб организации, а также обо всех ситуациях применения огнестрельного оружия.

Мамлиев Ильшат (26 августа): «п.8 изложить в следующей редакции: "Сотрудник полиции обязан сообщить о случаях применения физической силы, специальных средств в результате которых причинен физический или материальный ущерб гражданину либо материальный ущерб организации, а также об всех случаях применения огнестрельного оружия непосредственному начальнику ИЛИ НАЧАЛЬНИКУ ОВД ПО МЕСТУ ПРИМЕНЕНИЯ, и в течение 24 часов с момента применения представить соответствующий рапорт».

Новиков С.В. (11 августа): «Сотрудник полиции при применении физической силы, специальных средств обязан сообщить немедленно об этом оперативному дежурному по ОВД; Начальник ОВД по месту службы или по месту применения или использования огнестрельного оружия обязан сообщить коллегам по службе о том, что произошло, чтобы они не беспокоили сотрудника полиции, применившего огнестрельное оружие; подготовить сообщение для средств массовой информации и при этом обеспечить конфиденциальность сведений о сотруднике полиции, который применил оружие».

Litvinchuk (10 августа): «Если материальный и физический ущерб не нанесен, сообщается о всех видах применения средств и оружия кратким рапортом (желательно электронным) непосредственному начальнику с указанием использованных средств (боеприпасов)».

Применение физической силы в деятельности полиции является одной из мер принуждения к исполнению законных требований сотрудника при пресечении преступления или административного правонарушения, задержании, доставлении, оказании сопротивления. При этом применение физической силы не всегда сопровождается причинением физического или материального ущерба. Именно этими обстоятельствами обуславливается необходимость закрепления норм об уведомлении соответствующих руководителей о применении физической силы, в результате которых причинён физический или материальный ущерб гражданину либо материальный ущерб организации.

Вместе с тем заслуживают поддержки отдельные предложения о необходимости уведомления руководителя территориального органа либо подразделения полиции по месту применения физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия.

Комментарии к статье 20 законопроекта, регламентирующей применение физической силы, касаются ограничения мест нанесения ударов и степени физического воздействия, перечня правонарушений, при которых возможно применение физической силы, и лиц, к которым физическую силу применять нельзя, а также обеспечения гарантий исключения случаев использования несоразмерной физической силы за незначительные правонарушения.

Stepanov (13 августа): «дополнить статью пунктом с «конкретными запретами на нанесение ударов по голове, шее и ключичной области, животу, половым органам, в область проекции сердца, по позвоночнику, а также многократно наносить удары в одно и то же место; не допускать ударов по человеку в наручниках, а также в подручных средствах связывания».

Александр Наумов (10 августа): «в части 1 надо отдельно перечислить виды административных правонарушений, в которых сотрудник полиции может применять физическую силу».

Алексей Хатнянский (9 августа): «нужно, четко зафиксировать, в каких случаях и против кого применять силу запрещено, да и силу нужно ограничить минимально необходимой для пресечения правонарушения».

Ряд комментариев указывает на некорректность употребления в части 1 данной статьи термина «боевые приёмы борьбы» для обозначения одного из элементов применения физической силы сотрудником полиции.

lavrov38-00 (25 августа): «В статье 20 неясно, какие действия имеются в виду, которые определены понятием "физическая сила", поглощающим понятие "боевые приемы борьбы". Насильственные действия с применением силы, являющейся физическим качеством человека, осуществляются посредством тех или иных приемов.

Предлагаю статью 20 "Применение служебно-боевых приемов" изложить в следующей редакции: "Сотрудник полиции в процессе оперативно-служебной деятельности обязан применять служебно-боевые приемы для пресечения преступлений или административных правонарушений и задержания лиц, их совершивших, не превышая пределов необходимой обороны, мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, или пределов крайней необходимости, если ненасильственные способы не обеспечивают выполнение возложенных на полицию обязанностей"».

Zurab (23 августа): «заменить выражение «боевые приемы борьбы» на «приемы рукопашного боя», чтобы потом не доказывать прокурору, что в приемы борьбы входит не только бросковая техника, захваты и удержания, но и удары руками и ногами».

Термин «боевые приёмы борьбы» используется в действующем законе, он уже проверен как правоприменением, так и судебной практикой. Данный термин не охватывает понятие «физическая сила».

Среди часто встречающихся комментариев к статье 21 (применение специальных средств) есть предложения об определении оснований, достаточных для предположения того, что лицо может оказать вооружённое сопротивление.

Борисов Николай (13 августа): «пп. 5, 6 – Дать определение "оснований", которые являются "достаточными", чтобы "полагать", что лицо может оказать вооруженное сопротивление, а также совершить побег, оказать сопротивление сотруднику полиции, причинить вред окружающим или себе».

FedSmo (11 августа): «Возможности применения силы и спецсредств задержания лица, которое может оказать вооруженное сопротивление. Понятие возможности, как более вероятностное, дает больший простор злоупотреблений».

jurgen (8 августа): «по п. 5. – "достаточные основания полагать, что оно может оказать вооруженное сопротивление". Что такое "достаточные основания" - ориентировка, устное сообщение по радиосвязи, по телефону от другого сотрудника, припухлость плаща в районе кобуры скрытого ношения, известность в качестве педофила-рецидивиста... что это? Необходимо убрать из закона все возможные причины для самоуправства сотрудников и расшифровывать общие фразы».

Данная норма не является новеллой и содержится в действующей редакции Закона Российской Федерации «О милиции». Вместе с тем, исходя из практики, вооружённым следует признавать сопротивление, когда у лица имеется оружие (любая из разновидностей), которым оно намерено воспользоваться, а равно при желании лица использовать против сотрудника полиции в качестве оружия иные подручные средства (железный прут, палку и т.п.).

Примерно такое же количество комментирующих закон предлагают исключить из пункта 8 части 1 слова «и групповых действий, нарушающих работу транспорта, средств связи и организаций» либо выделить их в отдельный пункт с более щадящими средствами воздействия, а также дать в законе определение массовых беспорядков.

Багуля Юрий Алексеевич (14 августа): «Ч.1 п.8 слова «групповых действий» исключить. Это нарушение конституционного права собираться мирно».

Борисов Николай (13 августа): «п.8 – исключить "и групповых действий, нарушающих работу транспорта, средств связи и организаций"».

Litvinchuk (10 августа): «пункт 8. исключить "и групповых действий", т.к. под групповыми действиями нарушающих работу транспорта, средств связи и организаций можно "подвести" любые групповые действия».

Аналогично предлагается исключить из пункта 2 части 1 слова «административного правонарушения» либо уточнить перечень некриминальных действий, при которых возможно применение специальных средств.

zlobniy (31 августа): «п. 1.2 – убрать "административного правонарушения". Бабушка перешла улицу в неположенном месте а ее дубинкой по голове? И все законно получается!».

FedSmo (11 августа): «случай применения спецсредств и силы для «пресечения преступления и административного правонарушения» – административное правонарушение характеризуется слишком малой общественной опасностью, т.е. применение спецсредств и силы необоснованно».

SergeyY (7 августа): «Административные правонарушения – слишком обширное понятие. Сюда входит как распитие спиртных напитков в общественном месте, так и незаконное использование недр. Занятие проституцией влечет и наложение административного штрафа в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей и применение палки резиновой, и слезоточивого газа, и электрошоковых устройств. Надо бы конкретизировать то, что касается административных правонарушений».

Говоря об адекватности действий сотрудника полиции при пресечении преступления или административного правонарушения и соразмерности применяемых им специальных средств в зависимости от общественной опасности совершаемого преступления или административного правонарушения, следует заметить, что вряд ли целесообразно включать их исчерпывающий перечень в анализируемую норму. Динамика изменения положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях потребовала бы постоянной корректировки названной нормы. Нужно исходить из того, что при применении данных мер сотрудник полиции будет руководствоваться требованиями и принципами соблюдения прав и свобод гражданина и законности, а за гражданами сохраняется общее право обжалования действий сотрудников полиции, их нарушивших.

Поступили предложения включить в перечень специальных средств травматическое оружие, а также возможность применения сотрудником полиции в конкретных ситуациях подручных средств, приобретённых на законном основании.

эндрю (15 августа): «Думаю: надо в отдельных случаях выдать полиции не огнестрельное оружие, а достаточно травматического(пистолеты "Оса",и другие), дубинки, наручники и электрошокеры и газовые баллончики. Ведь задача полиции не убивать, а остановить правонарушителя, а этого набора вполне достаточно, у нас ведь не ведутся боевые действия на улицах. В Англии полиция вообще не имеет оружия(а какие там хулиганы и футбольные болельщики все знают)однако обходятся без стрельбы по гражданам, особенно в супермаркетах и магазинах. В СССР тоже патрулировала милиция без оружия, а криминала было значительно меньше».

MISHA (14 августа): «Считаю необходимым в перечень спецсредств добавить травматическое оружие и снабдить каждого сотрудника полиции им, с правом постоянного ношения как те же наручники, для того чтобы он мог всегда прийти на помощь гражданам и во время не находящийся на службе и дать отпор пусть даже вооруженному преступнику. Согласитесь затруднительно дать отпор преступнику, находясь вне служебное время, который собирается ограбить гражданина, угрожая ему предположим шокером или газовым баллоном, а у тебя в кармане максимум свисток».

Артем (10 августа): «Использование травматического оружия сотрудниками полиции не предусмотрено, не прописано в статье или оно отнесено к огнестрельному?».

В 2004 году на российском рынке появилось ствольное оружие под патроны травматического действия с резиновой пулей. Такой вид оружия не противоречит Федеральному закону «Об оружии», вследствие чего при сертификации оно получило определение как «газовое оружие с возможностью стрельбы патронами травматического действия» и соответствующий этому порядок введения в оборот.

С другой стороны, такой вид напрямую в законе не упомянут, что создаёт источник потенциальных юридических коллизий. В связи с этим Президентом Российской Федерации подготовлены изменения в Федеральный закон «Об оружии», которые призваны узаконить оружие под патроны травматического действия.

Наиболее остро восприняты нормы, устанавливающие ограничения при нанесении ударов человеку в соответствующие зоны и их количество при применении специальных средств.

Но есть предложения и в поддержку таких норм.

viking (22 августа): «запрещается наносить человеку удары палкой резиновой по голове, шее и ключичной области, животу, половым органам, в область проекции сердца, а также многократно наносить удары в одно и то же место. Понятно, что государство заботится о здоровье граждан и нанесение многократных ударов резиновой палкой в одно и тоже место может нанести серьезный вред здоровью. ОДНАКО каждый сотрудник полиции согласно ст. 19 п. 3 при применении физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия СТРЕМИТСЯ, исходя из обстоятельств, К МИНИМИЗАЦИИ ЛЮБОГО УЩЕРБА».

Катерина (10 августа): «Поразил пункт 2 подпункт 1). Вы что, действительно думаете, что полицейские, в ситуации, к примеру, задержания буйного гражданина, будут соблюдать правила и не бить в указанные места?..».

Вася (9 августа): «В темное время суток не будут разбирать, куда можно бить, куда нельзя! Некоторым правонарушителям, находящимся в наркотическом или алкогольном опьянении удар не по вышеуказанным частям тела ничего не даст, учитывая хлипкость некоторых сотрудников милиции».

Норма, определяющая участки тела, по которым запрещено наносить удары специальными средствами, должна содержаться в Федеральном законе «О полиции». В соответствии с законопроектом к таким местам относятся: голова, шея и ключичная область, живот, половые органы, область проекции сердца. Нужно учитывать, что в определённой обстановке для принятия решения о применении отдельных специальных средств действия сотрудника полиции ограничены временными параметрами. Неприменение специальных средств может повлечь физический вред как гражданам, так и самому сотруднику полиции. Вопросы же, связанные с локализацией ударов и иных способов применения спецсредств, целесообразно рассматривать при разработке специальных инструкций (пособий, наставлений), имеющих юридически значимый характер.

Гражданами обращается внимание на необходимость учёта в законе вопросов, связанных с запретом на применение водомётов и уточнением температуры при их использовании.

tokart (9 августа): «не допускается применение водометов при температуре окружающей среды ниже 8 градусов Цельсия; (осенью при температуре даже в 5 градусов и сильном ветре применение водометов очень опасно)».

Ахтырко Григорий Викторович (2 сентября): «не допускается применение водометов при температуре ниже +5 (нуля) градусов Цельсия; водометы и бронемашины применяются по решению руководителя территориального органа ЮСТИЦИИ (федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел) с последующим уведомлением прокурора в течение 2 (4) часов».

Andris-MSK (7 августа): «Пункт 2.3. – Не допускается применение водометов при температуре окружающей среды ниже +10 градусов Цельсия».

Следует согласиться с предложениями по уточнению положений законопроекта в части ограничения применения водомётов при температуре ниже нуля градусов по Цельсию. Учитывая свойство воды, нарушение температурного режима при их применении может причинить физический вред значительному количеству лиц.

Отдельными авторами обоснованно предлагается дополнить пункт 1 части 1 статьи 22 после слов «здоровью граждан» словами «или сотрудника полиции».

N-261 (8 августа): «Окончание пункта 1 части первой дополнить: "и сотруднику полиции". Иначе получается ситуация, при которой сотрудник полиции не имеет право применять спецсредства при оказании указанной категорией лиц вооруженного сопротивления, совершении группового либо иного нападения, угрожающего его жизни и здоровью».

Поляков (20 августа): «Подпункт 1), пункта 1, статьи 22 после слов … жизни и здоровья граждан… дополнить словами "или сотрудника полиции"».

Margo (21 августа): «п. 1 ч. 1 ст. 22 угрожая жизни и здоровью граждан. Следует дописать и сотрудников милиции (полиции)».

Действительно, Закон Российской Федерации «О милиции» не содержит возможность применения специальных средств, когда совершается групповое либо иное нападение, угрожающее жизни и здоровью сотрудника милиции.

Такая возможность следует из легального толкования части 5 статьи 14 Закона Российской Федерации «О милиции», в которой установлено, что в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости сотрудник милиции при отсутствии специальных средств или огнестрельного оружия вправе использовать любые подручные средства, что предполагает использование сотрудником милиции специальных средств, когда совершается групповое либо иное нападение, угрожающее его жизни и здоровью. Представляется необходимым эти замечания учесть, закрепив возможность использования сотрудником полиции подручных средств.

В вопросах применения огнестрельного оружия предложения граждан в основном сводятся к требованиям воспроизведения соответствующих положений статьи 15 Закона Российской Федерации «О милиции» в качестве основы для статьи 23 законопроекта.

Николай (22 августа): «ст. 15 была гораздо понятнее, проще для восприятия. Данный законопроект очень тяжело написан, от изобилия юридических терминов и формулировок он не стал лучше».

Бобков Дмитрий (20 августа): «Оставьте действующие формулировки, в них все четко и понятно. Все сотрудники уже давно их поняли и знают, что будут делать в любой сложившейся ситуации. По сути, ничего в новом законе не изменилось, но формулировка стала труднопонимаемой и практически непроизносимой».

В отличие от Закона Российской Федерации «О милиции» в законопроекте более подробно прописываются условия и порядок применения огнестрельного оружия. Нормативная детализация позволит, с одной стороны, минимизировать случаи нарушений при использовании сотрудниками полиции огнестрельного оружия, тем самым обеспечивая защиту граждан, с другой – создаст правовой барьер в отношении самого сотрудника полиции, правомерно (в соответствии с законом) применившего огнестрельное оружие.

Отдельные авторы оправданно обращают внимание на трудности при определении степени тяжести причинённого вреда как условия применения оружия.

Сергей 063 (15 августа): «Каким образом полицейский будет определять, какой вред здоровью собирается причинить преступник, тяжкий или нет?».

kobra777 (24 августа): «…слово «тяжкого» исключить, так как в указанной ситуации сотрудник не в состоянии определить степень тяжести последствий».

Сафиулов Олег (24 августа): «…оценить степень тяжести телесных повреждений, которые намериваются нанести или наносят нападавшие (нападавший), сотрудник милиции явно будет не в состоянии; …считаю, что положения пп. 1,2 ч. 1 ст. 15 Закона РФ «О милиции» обеспечивают большую защищенность сотруднику милиции и гражданам, подвергающимся нападению».

Эти предложения заслуживают внимания. Специфика задержания лица, застигнутого при совершении преступного посягательства, фактически лишает сотрудника полиции возможности объективной оценки степени тяжести причинения вреда здоровью. В этой связи представляется целесообразным уточнить термины в части 1 статьи 23 законопроекта, согласовав её с действующей нормой по данному вопросу.

Замечания граждан относительно требований конкретизации понятия «служебное огнестрельное оружие ограниченного поражения» (часть 4 статьи 23) сводятся к следующему.

kobra777 (24 августа): «Служебное огнестрельное оружие ограниченного поражения» в настоящее время законодательством не определено».

Мудрый прапор (21 августа): «Очень внимательно изучил ст.21 ни одного слова об "огнестрельном оружии ограниченного поражения". Мы с ребятами пришли к выводу, что это оружие стреляющее резиновыми пулями. Но парадокс основная масса сотрудников никогда в руках такое оружие не держало, как пользоваться и в каких случаях его применять. И спрашивается зачем вносить этот пункт в закон».

В соответствии с Федеральным законом «Об оружии» (статья 1) «огнестрельное оружие – оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счёт энергии порохового или иного заряда». В статье 4 сказано: «К служебному оружию относится огнестрельное гладкоствольное и нарезное короткоствольное оружие отечественного производства с дульной энергией не более 300 Дж, а также огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие».

Также некоторые респонденты сделали акцент на то, что при отсутствии огнестрельного оружия, состоящего на вооружении полиции, сотрудник полиции вправе применять не только иное оружие, находящееся у него на законных основаниях, но и любое другое, имеющееся у него на данный момент.

Игорь (20 августа): «…в ч. 7 ст. 23 нужно удалить слова «находящееся у него на законных основаниях» возможно, будет необходимость использовать «трофейное», т.е. изъятое у врага оружие».

mordovia (18 августа): «…в первоисточнике сотруднику полиции разрешалось использовать “…иное оружие, находящееся у него на законных основаниях…”».

Высказанные предложения имеют практическую направленность, поскольку не исключается ситуация использования огнестрельного оружия, например, принадлежавшего одному из задерживаемых преступников.

Законопроектом предусматривается возможность применения сотрудником полиции огнестрельного оружия для задержания лица, отказывающегося выполнить законное требование о сдаче находящегося при нём вооружения. По мнению некоторых авторов, виды оружия, находящегося у лица, должны быть расширены.

kobra777 (24 августа): «5) для задержания лица, отказывающегося выполнить законное требование о сдаче находящегося при нем огнестрельного оружия, взрывного устройства, взрывчатого или ядовитого вещества либо оказывающего вооруженное сопротивление; Исключить слово «огнестрельного».

александр (9 августа): «предлагаю исключить формулировку огнестрельное оружие, а оставить просто оружие или предметы используемые в качестве оружия. Ведь оружие бывает не только огнестрельным, но холодным, метательным и.т.д. Опять лазейка для ухода от ответственности. Т.е можно вполне оказывать вооруженное сопротивление топором, или стрелять из арбалета по людям не боясь, что тебя застрелят».

leon (11 августа): «п.5) для задержания лица, отказывающегося выполнить законное требование о сдаче находящегося при нем огнестрельного и (или) холодного оружия, или предметов используемых в качестве оружия, взрывного устройства, взрывчатого или ядовитого вещества либо оказывающего вооруженное сопротивление;". Не забудьте про угрозу холодным оружием или предметами используемых в качестве оружия».

В соответствии с Федеральным законом «Об оружии», кроме огнестрельного оружия, предназначенного для поражения цели, существуют и другие виды оружия с поражающим эффектом. К ним относятся: холодное, метательное, пневматическое и газовое оружие. В целях гарантии личной безопасности сотрудника полиции представляется целесообразным закрепив норму, что оружие может быть применено в том числе для задержания лица, отказывающегося выполнить законное требование о сдаче находящегося при нём оружия, предназначенного для поражения (временного поражения) цели, взрывного устройства, взрывчатого или ядовитого вещества.

Неоднозначную оценку у участников обсуждения законопроекта вызвали нормы о применении огнестрельного оружия в отношении женщин.

Maratte (7 августа): «Считаю указание на пол лиц, против которых может быть применено огнестрельное оружие – дискриминационной нормой в отношении мужчин. Она нецелесообразна. Известно из психиатрии, что женщины являются более опасными преступниками, поскольку "торможение" у них происходит медленнее. Женщины более эмоциональны, а, следовательно, женщины-преступницы – потенциально более опасны при их задержании для сотрудников полиции, поскольку они более агрессивны и им труднее себя контролировать».

Бакланов (11 августа): «По п. 5. Вообще – это дискриминация по половому признаку. Исходя из данной формулировки, женщина может делать с сотрудником полиции и окружающими все – бить, стрелять, взрывать, и применить к ней огнестрельное оружие нельзя. Мало у нас шахидок. Теперь больше станет».

Nik (21 августа): «а если сопротивление осуществляется, например, с колото-резаными предметами, не относящимися к оружию: кухонным или охотничьим ножом, топором? А если женщина или инвалид совершили серию убийств, террористический акт, издевательство над малолетними и пытаются скрыться, неужели их нужно отпустить?».

Полагаем, вопрос, несмотря на его деликатность, требует своего разрешения. Статья 38 Уголовного кодекса Российской Федерации, исключающая преступность деяния при причинении вреда задерживаемому лицу, не содержит положений, касающихся различий по половому признаку. Женщина, как и мужчина, может обладать большой физической силой, знать боевые приемы борьбы, иметь неоднократные судимости, состоять членом организованной преступной группы, в том числе террористического характера (так называемые шахиды). Кроме того, сотрудник полиции в ходе предшествовавшего задержанию противоборства может быть серьёзно травмирован и не способен оказывать достаточное физическое (мускульное) противодействие нападающему.

Международное законодательство также не содержит подобных запретов (Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, принят 17 декабря 1979 года Резолюцией 34/169 на 106-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН).

Участники обсуждения в ряде случаев обращают внимание на несовершенство отдельных формулировок статьи, посвящённой личной безопасности сотрудника полиции (статья 24 законопроекта).

Александр (9 августа): «часть 1 статьи 16 действующего Закона "О милиции" позволяет сотруднику заранее приготовиться к встрече с опасностью. В формулировке п.1 ст.24 настоящего проекта данное право не усматривается. Кроме того, может быть есть смысл иначе сформулировать данное положение, чтобы не было трудностей в толковании и понимании сути данной статьи закона».

gafar (7 августа): «Статью надо отрегулировать с большой точностью. Много абстрактности. Необходимо полностью и четко прописать действия полицейского от начала до конца».

Dok (7 августа): «"Достать что-нибудь" – коряво и юридически безграмотно. Нужно точное определение. Получится, что если гражданин достает из-под одежды документы, а в отношении него будет применено табельное огнестрельное оружие».

В этой связи следует отметить, что при задержании вооружённого лица сотрудник полиции лишен возможности объективной оценки возможных последствий складывающейся ситуации. Таким образом, готовность к применению оружия при неисполнении законных требований сотрудника полиции обеспечивает не только его личную безопасность, но и безопасность других лиц.

Тема законности вызвала достаточно много откликов при оценке отдельных норм статьи 13 законопроекта, устанавливающей права полиции.

В результате анализа предложений по правомочию полиции проверять документы, удостоверяющие личность граждан, а также подтверждающие их правовой статус, выявлено, что граждане обращают внимание на отсутствие в законопроекте чётких формулировок, регулирующих основания проведения такой проверки сотрудниками полиции (пункт 2 части 1 статьи 13 законопроекта)

Граждане обращают внимание на последнюю фразу, а именно: «а также проверять иные документы», которая, по их мнению, может привести к вседозволенности, возложит на граждан обременение по хранению при себе всевозможных документов.

Дегтярев В.П. (15 августа): «… если данный пункт оставить в предлагаемой редакции, то его текст можно существенно сократить и изложить, например, так: «Проверять любые документы».

Сафонов Вадим (11 августа): «проверять документы, удостоверяющие личность граждан; права на управление транспортными средствами, права на ношение и хранение оружия, документы, разрешающие перевозку специальных и опасных грузов; проверять у граждан, общественных объединений и организаций разрешения (лицензии) на совершение определенных действий или на осуществление определенной деятельности, контроль за которыми возложен на полицию в соответствии с законодательством Российской Федерации».

Paul (11 августа): «Что касается проверки документов, удостоверяющих личность, то это самое любимое и массовое занятие патрульного состава нашей милиции, поскольку может завершиться подпунктами 14) и 15). Для граждан же это самое немотивированное ограничение их свободы – просто потому, что, якобы, ты похож на разыскиваемого преступника (поди проверь!). Для добропорядочного гражданина (а уж для жулика - тем более) проще откупиться, чем идти в отделение для «установления личности». Именно процедура «установления личности» чаще всего формирует в массовом сознании негативный образ милиции.

В связи с вышеизложенным предлагаю максимально регламентировать эту процедуру в отдельной статье закона (допустим 14.1.) примерно так:

1. При проведении установления (проверки) личности гражданина, если оно не привело к достижению предполагаемого основанием проверки результата, сотрудник полиции на месте обязан составить документ строгой отчетности (допустим, протокол), копия которого выдается гражданину под роспись, содержащий следующие сведения и реквизиты:

- Дата, время и место составления документа;

- ФИО, номер личного жетона и подпись сотрудника полиции;

- ФИО и подпись гражданина;

- основания проверки (поставить галочку в списке):

- подозрение в совершении преступления;

- находится в розыске;

- имеется повод к возбуждению дела об административном правонарушении;

- иное (дать исчерпывающий перечень всех предусмотренных законами оснований).

- время окончания проверки в отделении полиции (если имела место доставка)».

Действительно, проектируемая норма предоставляет полиции возможности для проверки неопредёленного круга документов. Но все виды документов и не перечислить. В данной же норме речь в первую очередь должна идти только о документах, удостоверяющих личность, и документах, подтверждающих статус (полномочия). Их проверка в конфликтных ситуациях, с которыми имеет дело полиция, крайне важна.

При оценке комментариев к данной норме и последующим, вызвавшим дискуссию, участники, к сожалению, не всегда принимают во внимание положения преамбулы статьи 13 законопроекта, которая гласит, что все права полиции используются для выполнения обязанностей! Поэтому рассуждения, подобные приведённым и некоторым другим, которые далее будут приводиться, скорее, адресованы правоприменительной практике. Но при этом следует учитывать, что за гражданином в любом случае остаётся право обжалования нарушенных полицией прав.

Предметом пристального внимания явилась норма, предоставляющая полиции право запрашивать и получать на безвозмездной основе от государственных органов, органов местного самоуправления, общественных объединений, организаций, должностных лиц и граждан сведения, справки, документы (копии документов), иную необходимую информацию, а также персональные данные лиц, за исключением случаев, когда федеральным законом установлен специальный порядок получения информации и персональных данных; а также при осуществлении функций по выявлению, предупреждению и пресечению налоговых преступлений запрашивать и получать от кредитных организаций справки по операциям и счетам юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица (пункт 4 части 1 статьи 13 законопроекта).

Большинство граждан, принявших участие в обсуждении, опасаются вседозволенности полиции, особенно в части отсутствия критериев определения «необходимой информации». Многие участники полагают, что основания для истребования должны быть чётко прописаны в законе.

gnu (9 августа): «…необходимо максимально четко прописать случаи, когда сотрудники полиции имеют право запрашивать информацию, документы и их копии. Например, только по делам и материалам, находящимся в производстве. При этом в запросе должны быть указаны номер КУСП, уголовного дела либо дела оперучета. Возможно, следует предусмотреть механизм обращения, например, в органы прокуратуры для проверки обоснованности истребования информации либо документов, в случае, если это вызывает обоснованные сомнения».

Фидель Чоги (8 августа): «Исходя из положений данной статьи, полиция может немотивированно запрашивать неограниченные материалы и, таким образом, проводить проверку организации неограниченное время. Любой запрос документов должен быть связан с проверкой, а проверки должны иметь сроки».

Аналогичные замечания адресованы пункту 5 части 1 статьи 13 законопроекта, устанавливающему, что полиция имеет право беспрепятственно знакомиться в организациях с необходимыми материалами, документами, статистическими данными и иными сведениями, за исключением случаев, когда федеральным законом установлен специальный порядок получения информации.

Данный пункт связан с конфликтом интересов, при этом критикам неясны пределы «ознакомления», отсюда выявляется коррупциогенный фактор и представления о полномочиях в «крышевании» бизнеса.

В этой норме принявших участие в обсуждении настораживает фраза «беспрепятственно знакомиться с необходимыми материалами». В частности, они обоснованно отмечают отсутствие критериев отнесения материалов к необходимым, поводов и оснований для ознакомления, описывают возможные неблагоприятные для граждан последствия при реализации данного пункта.

Yuriy (12 августа): «Необходимыми - читай любыми. Это ли не беспредел?

По-моему этот пункт вообще нужно исключить. Или оставить только общедоступные документы организации - лицензии, регистрации... Для всего остального нужен ордер на обыск, разрешенного судом».

a3v (18 августа): «Что значит беспрепятственно? Для получения доступа к данным нужны основания и разрешения! Иначе любой желающий будет ходить по организациям и требовать к рассмотрению любую информацию, в том числе и коммерческую».

Антон Иванов (12 августа) предлагает изложить пункт в следующей редакции: «5) на основании письменного мотивированного предписания беспрепятственно знакомиться в организациях с необходимыми материалами, документами, статистическими данными и иными сведениями, за исключением случаев, когда федеральным законом установлен специальный порядок получения информации;».

Академик (9 августа) отмечает, что пункт 5 необходим и предлагает изложить его в следующей редакции: «На основании письменного требования руководителя подразделения полиции беспрепятственно знакомиться с необходимыми для выявления признаков подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления документами, материалами, статистическими данными и иными сведениями юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, за исключением случаев, когда федеральным законом установлен специальный порядок получения информации».

Право полиции запрашивать и получать документы у организаций – это неотъемлемое право полиции любого государства. Но справедливо, что пределы такого полицейского истребования документов должны быть ограничены, с тем чтобы не допускать субъективизма. Такие запросы должны быть мотивированы, исходить от компетентных должностных лиц и обязательно быть связаны с расследованием уголовных дел, производством по делам об административных правонарушениях, проверкой имеющихся в полиции материалов, рассмотрение и разрешение которых относится к компетенции полиции.

Неоднозначную реакцию вызвали положения пункта 7 части 1 статьи 13 законопроекта, согласно которым полиция при выполнении возложенных на неё обязанностей имеет право удалять граждан с места совершения преступления, административного правонарушения, иного происшествия либо обязать их оставаться там на период проведения следственных действий или оперативно-разыскных мероприятий, обязать любое лицо покинуть определённое место или удалить его принудительно, если поведение указанного лица свидетельствует о том, что оно может причинить вред жизни и здоровью граждан, нанести ущерб объектам собственности либо представляет реальную угрозу общественному порядку и безопасности граждан; обращаться к группам людей, находящимся в общественных местах, с требованием разойтись или перейти в другое место, если возникшее скопление людей создаёт угрозу жизни и здоровью граждан, объектам собственности, нарушает нормальную работу организаций, порядок движения транспорта и пешеходов.

Поступившие комментарии по данному вопросу разнохарактерны – от очевидно критичных до предложений по терминологии.

Валерий (15 августа): «Большая часть пункта 7 противоречит конституционным правам граждан на свободу передвижения и свободу собраний. Нужно вычеркнуть из пункта 7 все, кроме фразы "удалять граждан с места совершения преступления, административного правонарушения, иного происшествия либо обязать их оставаться там на период проведения следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий"».

Ярослав (19 августа): «П. 1. пп. 7 - исключить слова "обращаться к группам людей, находящимся в общественных местах, с требованием разойтись или перейти в другое место, если возникшее скопление людей создает угрозу жизни и здоровью граждан, объектам собственности, нарушает нормальную работу организаций, порядок движения транспорта и пешеходов;" так как это прямое оправдание нарушению ст. 31 Конституции РФ».

Максим Герасимов (10 августа): «В п. 7 неясны критерии, могут ли действия граждан создавать угрозу безопасности и т.д. Действительно, очень удобно будет митинги разгонять».

klaas (8 августа): «13.7 "...обращаться к группам людей, находящихся в общественных местах, с требованием разойтись..."- широчайшее поле для произвола, прямо нарушающее ст. 31 Конституции РФ».

Алекс П. (7 августа): «п. 7 - законное обоснование разогнать любое мирное собрание граждан? "Общественный порядок" слишком расплывчатое понятие. Только в случае явной 100% угрозы жизни и здоровью окружающих».

Роман (7 августа): «Ст. 13 п. 1 7) "Обязывать оставаться на месте преступления на время следственных действий или ОРМ" фактически это ограничение свободы, что может быть только по решению суда».

Efremov (16 августа): «п. 7 не удалять, а требовать от граждан покинуть место...»

Monstr (9 августа): «…куда удалять? переход на красный свет, административное правонарушение. И что, можно вывезти за город после этого и там бросить?»

grom (12 августа): «1. Это что за новый термин "УДАЛЯТЬ"? Согласно ст. 14 полиция имеет право задерживать и порядок задержания более-менее прописан и понятен. А удалять это как? На луну отправлять? или сразу в крематорий для полного физического удаления? Куда удалять? В другой федеральный округ?

Зачем вводить новые понятия, которые нигде не расшифрованы?

Термин "удалять" необходимо заменить на "задерживать".

А "иное происшествие" это что такое? Поскользнуться на обледенелых ступеньках вообще-то тоже происшествие (для пострадавшего по крайней мере) и что же полицейские будут иметь право пострадавшего "удалить" или задержать?

А каких граждан удалять? Тех, которые совершили преступление, административное правонарушение или рядом стояли?»

bakkalavr (8 августа): «"7)...обязать любое лицо покинуть определенное место или удалить его принудительно, если поведение указанного лица свидетельствует о том, что оно может причинить вред жизни и здоровью граждан, нанести ущерб объектам собственности либо представляет реальную угрозу общественному порядку и безопасности граждан..." Можно добавить пункт - если оно своими действиями или бездействием мешает осуществлению законной деятельности сотрудника полиции».

rusest (7 августа): «...не корректно! "удалять" граждан с места совершения преступления, административного правонарушения,... обязать любое лицо покинуть определенное место или "удалить" его принудительно, если поведение указанного лица свидетельствует о том, что оно может причинить вред жизни и здоровью граждан...

В первом случае вместо "удалять" - "просить граждан незамедлительно покинуть места совершения преступления..."

Во втором случае, вместо "удалить" - "...или в принудительном порядке обязать покинуть, если поведение..."»

Предложения, связанные с уточнением терминологии оснований удаления граждан, заслуживают рассмотрения. Тем самым сузится основа для возможного произвола полиции. Вместе с тем такое право для полиции необходимо, и оно в настоящее время используется по закону. В противном случае полиция не сможет реализовать свои обязанности по пресечению административных правонарушений и преступлений, а также по осуществлению производства по уголовным делам и по делам об административных правонарушениях. Как же иначе можно обеспечить осмотр места происшествия, проведение следственных действий, ликвидировать последствия противоправных деяний, а в случаях, например, совершения или угрозы совершения террористических актов – обеспечение безопасности самих граждан?

Корыстная направленность усматривается в том, что полиция при выполнении возложенных на неё обязанностей имеет право требовать от организаций при наличии признаков подготавливаемого, совершаемого или совершённого преступления проведения проверок и ревизий финансово-хозяйственной деятельности этих организаций либо проводить их самостоятельно в сроки и по основаниям, которые установлены уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации (пункт 11 части 1 статьи 13 законопроекта).

Основные аргументы неприятия данной нормы заключаются в следующем:

1) норма необоснованно возлагает на полицию функции иных государственных органов, а именно налоговых органов по проверке и ревизии финансово-хозяйственной деятельности организаций;

2) норма содержит коррупционную составляющую;

3) норма реанимирует внепроцессуальные полномочия полиции по проверке экономической деятельности;

4) норма будет способствовать рейдерским захватам.

И, наоборот, в ряде комментариев содержится положительная оценка по существу этого пункта.

qwerty (10 августа): «п.11 - экономический - убрать. Не понимают они в этом ничего и не должны. Аналитики этим должны заниматься и налоговая инспекция. Я думаю, если не будет у полиции "экономических" статей, то можно будет их столько сократить, что экономия бюджета будет налицо, а уж о снижении напряженности в бизнесе и говорить не стоит - вот Вам и рост ВВП. И делать ничего не надо, само "сделается", а Россия наконец-то станет процветающей страной, не об этом ли мечтают наши лидеры?».

Igor_FF (10 августа): «П.11 Коррупционен. Нужно убрать его полностью. "Полиция" не должна заниматься проверкой организаций».

Chili_lulu (11 августа): «пп.11 п.1 ст.13 ...проведение проверок и ревизии органами полиции...

Указанные положения противоречат Федеральному закону № 293-ФЗ от 26 декабря 2008 г. "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части исключения внепроцессуальных прав органов внутренних дел Российской Федерации, касающихся проверок субъектов предпринимательской деятельности".

Таким образом, функция по самостоятельному проведению проверок и ревизии правохранительными органами вне рамок УПК РФ исключена с 01.01.2009г., стоит ли ее вводить вновь, что бы потом исключить?!».

vorobey (10 августа): «п.5 и п.11 могут использоваться в случае сговора с полицией для рейдерских захватов бизнеса можно использовать формулировки из НК РФ: ознакомление с документами, проведение проверок осуществляется только при наличии решения руководителя ОВД такого-то района».

Академик (12 августа): «В своих комментариях некоторые пользователи высказывают пожелания о необходимости исключения из перечня прав полиции полномочия по проведению докуметальных проверок организаций, недопустимости «вмешательства в бизнес» путем ознакомления с документами и иной информацией, изменения оснований и порядка вызова в полицию для получения объяснений и т.п.

Такая позиция является, на мой взгляд, несколько однобокой. Почему-то каждый комментатор примеряет права полиции на себя с позиции потенциальной жертвы возможного произвола со стороны недобросовестных стражей порядка, «заряженных» рейдерами либо недобросовестными конкурентами.

А не кажется ли вам, что если существенно сузить права полиции, то будут нарушены права потерпевших от преступлений, в том числе и интересы государственные?

Ведь, почему-то никто не считает, что полномочия, предоставленные милиции (в будущем полиции) уголовно-процессуальным кодексом слишком широки. А ведь «рейдерские» атаки и иные «расправы» над бизнесменами , как правило, реализуются с использованием норм УПК после возбуждения уголовного дела. В таких случаях почему-то все говорят о злоупотреблениях следственных органов, а не совершенстве норм УПК.

Скептикам рекомендую пообщаться с адвокатами потерпевших , которые не могут добиться возбуждения уголовных по так называемым неочевидным преступлениям. Не могут добиться возбуждения УД нередко по той причине, что до возбуждения уголовных дел у милиции не достаточно полномочий.

Вот тут недавно Президент возмутился тем, что в России хромотографы почему-то закупались по бешеным ценам и призвал компетентные органы разобраться и принять меры для привлечения виновных к уголовной ответственности. Ну и каким образом милиция, не имея действенных мер для вызова лиц и получения от них объяснений, беспрепятственного ознакомления с необходимыми документами, права требования проведения проверок и ревизий сможет разобраться и установить имеются ли признаки состава преступления как в действиях членов конкурсных комисий, так и возможно причастных к хищениям руководителей коммерческих организаций, «выигравших» такие конкурсы?»

В целом прослеживается логика противостояния точек зрения авторов, придерживающихся идей сверхлиберализации законодательства, нацеленного на профилактику и пресечение преступлений в сфере экономики, и сторонников ужесточения антикоррупционной составляющей в работе полиции, подчёркивающих, что значительная часть предпринимательской деятельности связана с работой по государственным контрактам, а состояние дел в борьбе с преступлениями и правонарушениями в этой сфере оставляет желать лучшего и требует не ограничений, а, напротив, усиления. Таким образом, вопрос предупреждения и борьбы с экономическими преступлениями связывается в целом с соотношением антикоррупционной стратегии государства и его полиции в сфере развития предпринимательства, и рассматриваемые пункты статьи 13 требуют дополнительного экспертного анализа, исходя из поиска их оптимального соотношения.

К тому же многие из комментаторов просто-напросто не обратили внимания на одну существенную деталь, прописанную в конце нормы: все проверки и ревизии могут осуществляться только по основаниям и в сроки, которые установлены уголовно-процессуальным законодательством. Поэтому ни о каких внепроцессуальных полномочиях речи не идёт. Названное полномочие правоохранительных органов содержит и Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности».

Предметом острой дискуссии явилась норма, предоставляющая полиции права применять на срок, не превышающий одного часа, ограничение свободы передвижения граждан на улицах и в других общественных местах для проверки документов, удостоверяющих личность, получения объяснений на месте, решения вопроса о возможности и необходимости применения к гражданам предусмотренных законодательством Российской Федерации мер принуждения, а также для реализации других прав, предоставленных полиции федеральным законом.

Поступило более 40 отзывов с предложениями по исключению данного пункта целиком либо в части, касающейся ограничения свободы передвижения для проверки документов.

Алексей (7 августа): «П.14 следовало бы удалить. Т.к. он является огромным полем для совершения преступлений сотрудником внутренних дел + ограничивает свободу законопослушных граждан».

Svetlana (7 августа): «п. 14. Не поняла, зачем необходимо ограничение свободы (на час!) передвижения граждан в обществ. местах для проверки документов? Если нет никаких оснований подозревать человека в каком-л. преступлении, правонарушении. В той редакции закона, которая предлагается, п. 14 ст.13 некорректна. Ограничиваются права добропорядочного гражданина. Да и злоупотреблять данным правом можно...Считаю, достаточно п. 2 этой же статьи».

pingvin (7 августа): «"14) применять на срок, не превышающий одного часа, ограничение свободы передвижения граждан на улицах и в других общественных местах для проверки документов, удостоверяющих личность, получения объяснений на месте, решения вопроса о возможности и необходимости применения к гражданам предусмотренных законодательством Российской Федерации мер принуждения, а также для реализации других прав, предоставленных полиции федеральным законом;

Убрать этот пункт».

Serg123 (7 августа): «п 14. На мой взгляд, в данной формулировке не имеет смысла».

Пугач Ярослав (7 августа): «Считаю,что п.14 настоящей статьи нарушает ст.22 Конституции,п.1,а именно:"Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность."Ограничение личной свободы может осуществляться только при определенных основаниях-например при достаточных основаниях полагать,что лицо совершило или планирует совершить преступление или правонарушение.В тексте данного пункта нет каких-либо оснований.Просто взяли и остановили.При чем на срок,не превышающий одного часа.Для многих людей время-деньги и поэтому сотрудники полиции могут злоупотреблять этим правом,останавливать кого угодно без достаточных оснований допрашивать,проверять документы и реализовывать другие права,предоставленные полиции федеральным законом.То есть осуществлять формальные действия в отношении,допустим совсем ни в чем невиновного гражданина,отнимая тем самым у него его драгоценное время. Считаю уместным убрать п.14 и дополнить п.2 проверять документы, удостоверяющие личность граждан, если имеются достаточные основания подозревать их в совершении преступления или полагать, что они находятся в розыске, либо если имеется повод к возбуждению в отношении их дела об административном правонарушении, а равно если имеются достаточные основания для их задержания в случаях, предусмотренных федеральным законом; проверять у граждан, общественных объединений и организаций разрешения (лицензии) на совершение определенных действий или на осуществление определенной деятельности, контроль за которыми возложен на полицию в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также проверять иные документы, а также применять на срок, не превышающий одного часа, ограничение свободы передвижения граждан на улицах и в других общественных местах для получения объяснений на месте, если есть основания полагать,что данное лицо совершило преступление, являлось его соучастником,либо свидетелем данного преступления,а также для реализации других прав,предоставленных полиции настоящим федеральным законом».

Денис (7 августа): «Ст.13.п.14. не согласен! Проверки документов ЗАПРЕТИТЬ особенно на улицах!!! так как это превращается в произвол!!! и нарушение констинуционного права на свободу передвижения граждан РФ. Ведь для нашей милиции самое главное это проверка регистрации! получается, что я проездом в чужом городе вышел из мшины купить воды и тут же патруль где ваша регистация??? за подобный вопрос о проверке регистрации вообще надо наказывать, что бы исключить произвол!».

В стольких же комментариях предлагается уменьшить срок ограничения свободы передвижения (от 5 до 30 минут) или установить дифференцированный срок ограничения свободы передвижения в зависимости от обстоятельств дела.

mel-ok (7 августа): «п. 14 - не более 15 минут».

в запасе (7 августа): «Пункт14 – сократить до «применять на срок, не превышающий 15 минут, ограничение свободы передвижения граждан на улицах и в других общественных местах для проверки документов, удостоверяющих личность»,Целый час проверять документы- это слишком, иные причины для задержания – только по решению суда».

Михаил (7 августа): «14) применять на срок, не превышающий одного часа, ограничение свободы передвижения граждан на улицах и в других общественных местах для проверки документов" Мне кажется чтобы проверить у человека документы никак не нужен час времени! Максимум минут 10 и 2-3 наводящих вопроса. А если есть подозрение в совершении преступления, то надо действовать в соответствии с КоАП и УПК. Я имею в виду административное доставление».

Алекс П. (7 августа): «п.14 - КАКОГО ЧАСА??? 10-15 минут достаточно для выяснения, даже если у человека нет с собой документов (звонок в отделение и пробивка по базе). Дальше только повод для шантажа и развода на взятку».

SmartLion (8 августа): «В такой редакции в большинстве глав сотрудники полиции имеют права исключительно на основании своего статуса. Предлагаю давать эти права на основании тяжести преступления. Например пункт 14 изложить в следующей редакции:

"Ограничивать свободу передвижения для проверки документов, получения объяснений на месте, решения вопроса о возможности и необходимости применения к гражданам предусмотренных законодательством Российской Федерации мер принуждения, а также для реализации других прав предоставленных полиции федеральным законом.

Граждан подозреваемых в причастности к преступлениям небольшой тяжести и административных нарушениях на срок до 5 минут.

Граждан подозреваемых в причастности к преступлениям средней тяжести на срок до 30 минут.

Граждан подозреваемых в причастности к тяжким и особо тяжким преступлениям на срок до 2 часов».

Правда, встречаются и комментарии, в которых предложено увеличить срок ограничения свободы передвижения.

Андрей (7 августа): «п. 14 За один час не успеешь даже взять объяснение, не говоря о других проверочных действиях и разбирательствах».

POM (8 августа): «Считаю срок нужно увеличить до 3-х часов, т.к. не во всех районах нашей Родины можно управиться за один час».

Бадей Сергей (12 августа): «пункт 14, сам по себе интересен, теперь просто представьте , за один час просто не реально установить личность гражданина даже при желании, при этом опросить и принять меры в отношении его.. а если это группа лиц??».

В ряде комментариев предлагается назвать исчерпывающий перечень случаев и оснований ограничения свободы передвижения.

syndicat (7 августа): «пункт 14 - необходимо конкретизировать случаи и основания такого задержания, ведь не регистрацию в течение 1 часа будут проверять».

ЕникеевА (7 августа): «п 14 Позволяет абсолютно без никакой причины произвольно останавливать граждан на срок один час. Кроме того, дублируется другим пунктом 3 «получать объяснения». Необходимо уточнить понятие «ограничение свободы», оно не должно произвольно толковаться».

tonny (7 августа): «по п.14. надо ограничить право полиции на задержание. Например полиция не должна иметь право задерживать граждан если гражданин не нарушает общественный порядок!

Все задержания должны быть только в случаях оперативных или розыскных мероприятий, или в случаях нарушений граждан правопорядка или других неправоправных действиях! Все. Точка»

iProtectoR (9 августа): «Надо четко прописать, что проверка документов возможно только в случае обоснованных данных совершения конкретным лицом правонарушения или преступления. Задержание и доставление также должно быть возможно лишь в случаях совершения гражданами противоправных действий. Должна быть запрещена необоснованная проверка документов!»

Shocky (9 августа): «Статья 13, пункт 1, п/п 14

"...получения объяснений на месте..." - прописать о чем или о ком имеет право задавать вопросы и требовать обяъснений на месте сотрудник милиции, ответы на которые для граждан ОБЯЗАТЕЛЬНЫ. На все остальные вопросы можно не отвечать. На практике, особенно при поездках в командировку задается масса вопросов: зачем приехал? когда приехал? к кому? есть ли обратный билет? если в командировку - покажите удостоверение (иногда, служебное задание). По-моему, цель таких проверок - установление личности. Все остальное к делу не относится

"..а также для реализации других прав, предоставленных полиции федеральным законом..." Считаю, никаких "других прав" быть не должно. Все права должны быть прописаны в этой статье, без ссылок на прочие законы и нормативные акты».

Высказаны предложения о закреплении в законе положений о компенсации нанесённого незаконным ограничением свободы передвижения ущерба.

samarezz (7 августа): «по пп. 14 п. 1 разъяснить порядок возмещения гражданам возможных убытков, а также морального вреда, в случаях необоснованного ограничения свободы (например, из-за проверки документов опоздал на самолет - кто компенсирует убытки?)».

Михаил Мартынов (7 августа): «Ст.13.п.14. ну это просто ерунда. Надо запретить вообще проверки документов на дорогах, а тут… ЗАПРЕТИТЬ требовать документы на улице. Кстати п.15 звучит вполне нормально. И документы не нужны. Тут бы еще ответственность предусмотреть (материальную, конечно, и поминутно, чтобы каждая минута задержания была оценена в определенную сумму, плюс все возможные убытки и потерю прибыли, конечно)».

Бирюков Олег (9 августа): «п. 14 - в случае необоснованного задержания - с возмещением нанесенного материального и морального ущерба - например опоздание на самолет, поезд, на заключение контракта или брака, иначе перед отлетом самолета перед аэропортом будет выставлен блок-пост и улетят только самые богатые».

Опасения людей понятны. По вине недобросовестных сотрудников такое ограничение в свободе может повлечь существенные нарушения прав и свобод гражданина, его законных интересов. Такие опасения, к сожалению, во многом результат нынешней правоприменительной практики. Но можно задаться и другим вопросом: лучше разобраться на месте, когда ты уверен в собственной непогрешимости, либо быть задержанным и доставленным в полицейский участок? И здесь уже одним часом не обойтись. Многие, наверное, изберут первый вариант поведения. Однако, несомненно, у гражданина должны быть гарантии от произвольного ограничения свободы. Это может быть соответствующий талон, который получит гражданин. В этом случае возможно будет спросить с полиции за необоснованную задержку и предъявить иск о возмещении причинённого вреда. О сроках ограничения можно рассуждать, но они должны быть разумными, позволяющими выполнить установленные процедуры.

Мнения респондентов по пункту о праве полиции производить в порядке, установленном законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях, личный досмотр граждан, досмотр находящихся при них вещей, а также их транспортных средств при наличии достаточных данных о том, что эти граждане имеют при себе оружие, боеприпасы, патроны, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества, изымать указанные предметы, средства и вещества при отсутствии законных оснований для их ношения или хранения; принимать участие в досмотре пассажиров, их ручной клади и багажа на воздушном, водном и железнодорожном транспорте либо производить такой досмотр самостоятельно в целях изъятия вещей и предметов, запрещённых для перевозки транспортными средствами, разделились. Часть из них содержат критику, другие поддерживают проект нормы.

В основном предлагается конкретизировать понятие «при наличии достаточных данных» (свыше 30 комментариев), а также предусмотреть, что все действия должны производиться только с участием понятых.

Владимир Алексейцев (23 августа): «19) Конкретизировать положение о наличии достаточных оснований».

Aleksandr S. (19 августа): «Желательно также было бы уточнить, что понимается под "достаточными данными", потому как в настоящее время досмотр подчас применяется абсолютно без разбора...

Пп.19 п.1 - еще раз как и в КоАП нужно продублировать обязательность составления протокола досмотра, как лица, так и транспортных средств в присутствии понятых, не являющихся сотрудниками полиции».

Николай (18 августа): «п. 12, п.19 нужно добавить : производить выемку документов, досмотр транспортного средства в присутствии не менее двух понятых».

Раскрытие в указанном пункте, впрочем, как и в ряде других, понятия «достаточных данных» представляется нецелесообразным, поскольку их полнота определяется сотрудником полиции индивидуально в каждом конкретном случае. Однако это не значит, что сотрудник полиции безграничен в своих действиях.

В настоящее время такое полномочие уже закреплено в Законе Российской Федерации «О милиции». В своё время оно было предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. И Суд постановил, что пункт 2 части первой статьи 11 Закона Российской Федерации «О милиции» закрепляет право сотрудников милиции осуществлять в порядке, установленном в соответствии с законодательством об административных правонарушениях, личный досмотр граждан, досмотр находящихся при них вещей при наличии достаточных оснований полагать, что граждане имеют при себе оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества, и, являясь бланкетной нормой, подлежит применению во взаимодействии со статьями 27.1, 27.7 и 27.10 КоАП, которые определяют порядок проведения личного досмотра, изъятия вещей и документов, а также составления протокола досмотра (Определение от 17 ноября 2009 года №1522-О-О).

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях устанавливает правило, позволяющее в исключительных случаях при наличии достаточных оснований полагать, что при физическом лице находятся оружие или иные предметы, которые могут быть использованы для причинения вреда жизни и здоровью других лиц, личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице, производить без понятых (часть 4 статьи 27.7).

Данная норма не призвана ограничить или нарушить права лиц, в отношении которых применяется досмотр, а направлена на обеспечение безопасности в случае противоправных действий в отношении иных лиц, в том числе тех, которые привлекаются в качестве понятых.

Многими участниками обсуждения ставилась под сомнение проектируемая норма о проведении различных спортивных и зрелищных мероприятий по согласованию с полицией.

Полиционер (13 августа): «Не очень ясна трактовка пп. 6 и 7 п. 1 ст. 12... Обеспечение общественного порядка при проведении спортивных мероприятий на стадионах (футбольные, хоккейные матчи и т.п.) и в других общественных местах является прямой обязанностью полиции? Или же полиция обязана оказывать содействие организаторам мероприятий в охране правопорядка и общественной безопасности?».

Гость (20 августа): «то есть теперь полиция согласовывает проведение любых "иных" мероприятий? жильцы дома собрались на проведение внеочередного собрания - а с полицией не согласовали - административный штраф всем?».

Akciya (11 августа): «С согласованием мероприятий это понятно, а участие в охране мероприятий надо четко определить, участковым запретить участвовать в охране мероприятий, естественно оперативным работникам , следователям, дознавателям тоже.

Типичная ситуация, как минимум 1 раз в неделю в городе проходит футбол, весь личный состав ОВД задействован, участковый, вместо того чтобы находится на участке и заниматься непосредственной работой, которой возложено на него достаточно весомое количество весь день в оцеплении».

Mergan (8 августа): «7) обеспечивать совместно с представителями органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации или органов местного самоуправления и организаторами собраний, митингов, уличных шествий и других публичных мероприятий общественный порядок и безопасность граждан; оказывать в соответствии с законодательством Российской Федерации содействие организаторам спортивных, зрелищных и иных мероприятий в обеспечении общественного порядка и безопасности граждан в местах их массового пребывания».

Однако, как показывает практика, упорядочение проведения различных мероприятий с массовым пребыванием людей в общественных местах очевидна. У полиции просто может не хватить сил для их «перекрытия» (отсюда и пресловутая переработка). Поэтому нужно повышать ответственность организаторов различного рода зрелищных, театрализованных, спортивных и иных подобных мероприятий за обеспечение безопасности участников. Порядок на получение согласования по их проведению нужно, видимо, установить в другом законе.

Обсуждение проблемы гарантий законности показало также общественную значимость проблемы возмещения органами полиции материальных потерь гражданам при использовании полицией предоставленных ей прав, особенно по использованию средств связи, транспортных средств и имущества организаций и граждан на безвозмездной основе (пункты 41, 42 части 1 статьи 13).

atsenal (24 августа): «в пп.3 п. 2 ч. 3 необходимо добавить норму, обязывающую сотрудника полиции, воспользовавшегося чужим транспортом, по требованию водителя данного транспорта предоставить ему (водителю) определенный документ (талон, талон-уведомление) с обязательными реквизитами».

Sankel (19 августа): «Перед использованием средства связи полиция обязана проинформировать гражданина или другого лица о целях использования данного средства связи.

Гражданин или иное лицо перед тем, как отдать средство связи в распоряжение полиции, имеет право узнать свой баланс на данном средстве связи

При использовании средства связи полиция обязана возместить владельцу данного средства связи все понесенные убытки, на оплачивание услуг связи. Для абонентов предоплатной системы расчетов полиция выплачивает компенсацию в размере разницы между изначальным счетом абонента и счетом после использования средства связи полицией».

Sankel (19 августа): «Полиция обязана гарантировать сохранность средства связи гражданина или другого лица у которого данное средство связи было взято в пользование. В случае порчи данного средства связи обязана возместить убытки данному лицу в полном объеме по рыночной стоимости данного средства связи».

ЮристЪ (7 августа): «переделать: 41) пользоваться беспрепятственно, на безвозмездной основе в служебных целях средствами связи, принадлежащими организациям; пользоваться на безвозмездной основе в служебных целях средствами связи, принадлежащими гражданам с их согласия; пользоваться беспрепятственно, на безвозмездной основе средствами связи граждан, если это необходимо для выполнения сотрудником полиции оперативных задач, связанных с предотвращением правонарушения (правонарушений), задержанием правонарушителя (правонарушителей), предотвращением или ликвидацей любых опасных для граждан обстоятельств антропогенного, техногенного или иного характера».

Владимир (7 августа): «Право использовать средства связи, принадлежащие гражданам должны быть оговорены, чтобы не было произвола, когда сотрудник (который безусловно должен быть оснащен средствами связи) будет останавливать прохожих и звонить по личным вопросам, мотивируя это служебной необходимостью, либо "реквизировать" эти средства связи на продолжительное время, ограничивая свободу передвижения владельца телефона».

Алексей (9 августа): «положения (пп. 41 и 42) противоречат ст. 35 Конституции РФ о частной собственности. Кто должен компенсировать гражданам их материальные затраты на пользование работниками "полиции" средствами связи и транспортными средствами граждан?

Я считаю, что допустимо ограничить права граждан на распоряжение собственными ТС при необходимости транспортировки пострадавших в больницы. Но для транспортировки поврежденных транспортных средств и сбора личного состава пусть "полиция" использует свои автомобили. Спецсредства связи у них тоже должны быть свои.

41) пользоваться беспрепятственно, на безвозмездной основе в служебных целях средствами связи, принадлежащими организациям и гражданам;

42) использовать в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, транспортные средства организаций и граждан ... для ... транспортировки поврежденных при авариях транспортных средств .... или для сбора личного состава полиции по тревоге в случаях, не терпящих отлагательства, с отстранением при необходимости водителей от управления этими транспортными средствами».

Sankel (19 августа): «Полиция имеет право воспользоваться имуществом граждан или иных лиц только в присутствии владельца.

При использовании транспортного средства сотрудник полиции обязан выдать заранее подготовленный заполненный и оформленный по всем правилам бланк владельцу данного Т.С., гарантирующий сохранность данного транспортного средства, а в случае порчи или утери транспортного средства полиция обязана возместить убытки владельцу в полном объеме, исходя из рыночной стоимости нового автомобиля данной марки, поврежденных агрегатов, деталей и оборудования в денежном эквиэваленте или оплатить ремонт в сервисном центре или предоставить аналогичное транспортное средство в собственность владельцу. (Вид компенсации определяется владельцем Т.С.)

Полиция также обязана возместить владельцу расходы на топливо в полном размере, которое было потрачено сотрудниками полиции при использовании транспортного средства. Для топлива в виде бензина, дизельного топлива, газа размер компенсации определяется стоимостью топлива на ближайшей к месту проживания владельца заправке. Для иных видов топлива - по рыночной цене

Полиция обязана сообщить владельцу о целях использования данного Т.С.

Владелец Т.С. перед тем, как отдать Т.С. в распоряжение полиции, имеет право пригласить понятых для фиксирования факта изъятия Т.С., технического состояния Т.С. и объема топлива до использования данного Т.С.».

Следует отметить, что аналогичные нормы содержатся в действующем Законе Российской Федерации «О милиции». Вместе с тем справедливо, что необходимо скорректировать редакцию рассматриваемых положений законопроекта, установив основания реализации таких прав, порядок соответствующей компенсации, максимально ограничив использование имущества граждан.

 III. Гарантии обеспечения демократизма в работе полиции

Новая модель взаимодействия полиции и гражданина, закрепление партнёрской, а не доминантной модели взаимоотношений полиции и общества получила одобрение респондентов.

Такая система, при которой полиция не стоит над обществом, а служит ему, ориентируясь на сотрудничество с институтами гражданского сообщества и гражданами в процессе защиты их прав и свобод, противодействуя преступности, а также обеспечивая охрану общественного порядка, в целом поддержана.

В концентрированном виде основные положения этой модели получили отражение в главе 2 законопроекта – «Принципы деятельности полиции».

По содержанию данной главы поступило более 3,1 тысячи предложений, что свидетельствует о высокой заинтересованности граждан в том, какая будет полиция, какими принципами будут руководствоваться её сотрудники в своей деятельности.

В то же время во многих комментариях в целях «строгого соблюдения» и «недопущения нарушений» предлагается детализировать и расширить содержание норм, между тем как эти вопросы уже детально регламентированы в законодательстве либо являются предметом регулирования нормативных правовых актов, разрабатываемых в развитие обсуждаемого законопроекта.

При обсуждении большинство респондентов также не учитывают, что в этой главе сгруппированы принципы деятельности полиции, которые по своей сути и предназначению не могут обладать характеристикой исчерпывающей конкретности и определённости.

Принципы – это категория ориентирующая, закрепляющая общие рамки дозволенного и недозволенного. С учётом их требований и положений конструируются другие нормы, устанавливающие обязанности и права. Прописывать весь механизм реализации каждого принципа в работе полиции нет необходимости, да и невозможно.

Ведущим принципом деятельности полиции большинством респондентов признаётся соблюдение прав и свобод граждан (статья 5 законопроекта).

В целом поддерживая нормы, определяющие его требования, участники обсуждения высказали ряд предложений по их совершенствованию.

yurist MVA (2 сентября) предлагает изложить часть 4 в следующей редакции: «Полиция обязана предоставить задержанным, арестованным, заключенным под стражу, обвиняемым в совершении преступления реальные возможности воспользоваться правом на юридическую помощь с момента соответственно фактического задержания, заключения под стражу и предъявления обвинения».

Борисов Николай (11 августа): «необходимо дополнительно прописать: милиция обеспечивает задержанным необходимые условия для нормального пребывания в месте изоляции. Имеется ввиду соблюдение Санитарных норм, питание, обеспечение водой и др.».

Вэбер (20 августа): «необходимо прописать случаи ограничения прав и свобод граждан, не оставлять норму бланкетной относительно этого вопроса… указать порядок подобных ограничений, чтобы граждане смогли контролировать его соблюдение…».

Механическое введение нормы, закрепляющей так называемое правило Миранды, представляется нецелесообразным, поскольку в Конституции Российской Федерации уже регламентировано право гражданина не свидетельствовать против самого себя и своих близких родственников (статья 51). В то же время сама идея разъяснения прав гражданину при применении к нему мер, ограничивающих его права и свободы, поддерживается и может быть реализована в законопроекте.

Неоднозначный отклик вызвала норма, регламентирующая вопросы использования и доступа полиции к информации о гражданах. В ряде комментариев содержатся предложения об установлении запрета на использование сотрудниками полиции таких сведений.

Малюгин Андрей (12 августа): «Полиция не имеет права собирать, хранить, использовать и распространять информацию о частной жизни лица без его согласия, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом» и предлагает исключить формулировку «без его согласия». «Эти слова дают лишнее поле для … нарушения прав. … С другой стороны непонятно зачем человеку вообще соглашаться, чтобы о нем распространяли информацию».

Tasha1959 (12 августа): «Полиция не имеет право передавать третьим лицам сведения о частной жизни граждан за исключением...» далее по тексту».

В данном случае авторами не принимается во внимание, что установление такого запрета сделало бы невозможным выполнение полицией функции по предотвращению, раскрытию и расследованию преступлений.

Ряд участников обсуждения считает, что в законе следует прописать порядок применения всех мер государственного принуждения, которые может применять сотрудник полиции.

Например, пользователь Greg (20 августа) предлагает часть 3 статьи 5 законопроекта, дополнить словами: «Применение сотрудниками полиции мер государственного принуждения для реализации обязанностей и прав полиции допустимо только в случаях и порядке, предусмотренных настоящим федеральным законом».

В такой излишней детализации нет необходимости. В главе 2 сформулированы основополагающие принципы деятельности полиции, а обеспечение соблюдения конституционных прав, свобод и законных интересов граждан является предметом регулирования других глав и статей законопроекта (например, главы 4 и 5).

Участники обсуждения единодушно относят принцип законности (статья 6 законопроекта) к числу центральных в деятельности полиции.

Высказаны предложения по редакции данной нормы, а также о закреплении нормы об ответственности за нарушение данного принципа.

Так, zakonnik (10 августа) предложил изменить норму части четвёртой статьи 6: «При совершении незаконных действий или бездействии сотрудник полиции несет уголовную ответственность в соответствии с УК РФ. Совершение данного деяния при исполнении служебных обязанностей считается отягчающей вину обстоятельством. В случае если сотрудник ссылается на требования вышестоящих должностных лиц, они также подлежат привлечению к уголовной ответственности».

Здесь следует заметить, что основания привлечения к уголовной ответственности установлены Уголовным кодексом Российской Федерации, в котором также определён перечень отягчающих вину обстоятельств.

Рядом авторов, например, Филиппом Тасаловым (14 августа) и рядом других пользователей, предлагается в части 1 статьи 5 законопроекта дать иерархию значимости нормативных правовых актов.

Большинством участников обсуждения принцип беспристрастности (статья 7 законопроекта) рассматривается как синоним принципа объективности. Поэтому в поступивших поправках авторами даются предложения, направленные на повышение «объективности» действий полиции.

Ряд участников обсуждения, например, Иванов (10 августа) и другие, рекомендуют статью 7 дополнить следующим положением: «В отношении граждан полиция осуществляет свою деятельность, основываясь на презумпции невиновности».

Много внимания респонденты обращают на часть 3 данной статьи, в которой говорится об обязанности сотрудника полиции проявлять терпимость и уважение к обычаям и традициям народов России, учитывать культурные и иные особенности различных этнических и социальных групп, конфессий, способствовать межнациональному и межконфессиональному согласию. В частности, граждане указывают на исполнение сотрудником полиции этой обязанности только в тех случаях, когда не происходит нарушений законодательства Российской Федерации.

Зуев Евгений (18 августа): «Подобные отношения распространяются на не противоречащие законам РФ и действующим международным договорам особенности этнических групп, находящихся на территории РФ иностранцев и лиц без гражданства».

Действительно, законодательство Российской Федерации и ратифицированные международные правовые акты обязывают Российскую Федерацию учитывать указанные культурные и иные обязанности различных этнических и социальных групп. Вместе с тем данные особенности учитываются лишь в тех пределах, пока они не нарушают действующие правовые предписания, в частности законодательно установленные запреты.

Авторы комментариев также подчёркивают необходимость обозначить норму поведения сотрудника полиции во внеслужебное время.

Так, пользователь ИванМ (9 августа) и ряд других полагают, что данная статья должна быть дополнена частью 5 следующего содержания: «Во внеслужебных отношениях и вне служебного времени сотрудник полиции обязан лично соблюдать требования закона, не предпринимать действий и бездействия, которые могут опорочить его честь и достоинство, вызвать сомнение в его беспристрастности или подорвать авторитет полиции. Во внеслужебных отношениях и вне служебного времени сотрудник полиции обязан выполнять требования, предусмотренные статьей 1 настоящего закона».

Данное предложение свидетельствует о желании граждан усовершенствовать деятельность милиции/полиции и имидж полицейского. Вместе с тем сотрудник полиции наравне с иными гражданами обязан соблюдать действующее законодательство. Примечательно то, что законодателем факт совершения преступления сотрудником милиции отнесён к обстоятельствам, отягчающим уголовную ответственность. Соответственно, реализация указанного предложения может привести к излишнему усложнению конструкции правовой нормы.

В отдельных комментариях авторы выражают озабоченность «обеспечением» политической беспристрастности сотрудников полиции.

Так, пользователь Sokol (31 августа) отмечает, что часть 2 статьи 7 «фактически не запрещает участие в политической деятельности. Главное, - не руководствоваться решениями политпартий» и предлагает изложить часть вторую указанной статьи в следующей редакции: «Сотрудник полиции не может состоять в какой-либо политической партии. При исполнении обязанностей, сотрудник полиции руководствуется только законом».

Вместе с тем следует отметить, что на обеспечение принципа политической нейтральности сотрудника полиции направлено положение пункта 13 части 1 статьи 30 законопроекта, согласно которому сотруднику полиции в связи с прохождением службы в полиции запрещается принадлежать к политическим партиям.

Поступившие предложения по принципу открытости и публичности (статья 8 законопроекта) свидетельствуют о том, что граждане придают ему большое значение в деятельности полиции наряду с прозрачностью и объективностью.

Особое внимание участники обсуждения уделяют совершенствованию частей 3 и 5 статьи 8, касающихся взаимодействия органов внутренних дел со средствами массовой информации и общественностью.

MishaSt (13 августа): «Органы полиции ответственные за взаимодействие со СМИ, обязаны проводить мониторинг сообщений СМИ касающиеся деятельности сотрудников полиции, принимать меры к точному, беспристрастному и конкретному освещению деятельности сотрудников полиции. Давать правовые комментарии обосновывающие деятельность полиции. Добиваться от СМИ в том числе и в судебном порядке, сообщения сведений о деятельности полиции согласно вышеуказанных требований. Добиваться … опубликования опровержений».

MISHA (14 августа): «Необходимо установить показатели и формы отчетов по которым полиция будет обязательно отчитываться перед общественностью. Должна быть системность и возможность у гражданина проверить корректность данных в отчетах. Отчеты должны размещаться публично в установленные законом сроки».

Предложения сделать открытыми обязательные ежегодные отчёты о работе руководителей территориальных органов Министерства внутренних дел Российской Федерации заслуживают внимания и могут быть реализованы в законопроекте.

В ряде комментариев содержатся предложения об установлении права граждан проводить видеофиксацию деятельности сотрудников полиции для использования видеоматериалов в суде в качестве доказательств их неправомерных действий.

Например, Sage69 (18 августа) предлагает: «Необходимо добавить пункт о том, что граждане имеют право проводить видеофиксацию деятельности сотрудников полиции:

1) для использования материалов в судах как доказательств неправомочных деяний со стороны сотрудников полиции;

2) для использования материалов как дополнений к заявлению граждан на сотрудников полиции о совершении ими административных и иных нарушений;

4) для использования материалов для создания положительного образа полиции в Обществе на конкретных примерах.

При этом сотрудникам полиции запрещено препятствовать видеосъемке, изымать и уничтожать материалы кроме случаев проведения контртеррористических операций».

Установление правила, при котором сотрудник полиции будет работать «за стеклом», требует дополнительного обсуждения и не является предметом законодательного акта. Нужно учитывать, что нынешние служебные помещения для этого пока не приспособлены. Идея заслуживает внимания на перспективу.

В ходе обсуждения законопроекта повышенное внимание привлекли вопросы обеспечения общественного доверия и поддержки граждан, а также сотрудничества полиции и гражданина (статья 9 законопроекта).

Значительное число авторов проявило большой интерес к положениям, касающимся оценки деятельности полиции, обращая при этом внимание на неконкретность и неопределённость некоторых формулировок, используемых в тексте законопроекта.

В своих комментариях некоторые граждане считают необходимым «исключить из ч. 3 и ч. 4 данной статьи понятие «неуместно», заменив его на более конкретный и содержательный термин», например, Сергей (9 августа).

Ряд граждан, например, Евгений К. (10 августа), полагают, что необходимо сократить срок, установленный частью 6, «для опровержения полицией «сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию гражданина, преданные гласности сотрудником полиции, в случае признания их несоответствующими действительности…».

Эмоциональный отклик и критику участников обсуждения вызвали части 9–11 «Обеспечение общественного доверия и поддержки граждан», в которых речь идёт об общественных советах при МВД и его территориальных подразделениях. Часть 10, определяющая, что порядок формирования Общественного совета при МВД является прерогативой Президента Российской Федерации, не повлекла особых возражений. А вот часть 11, отнёсшая порядок формирования территориальных общественных советов к полномочиям МВД, вызвала бурную негативную реакцию.

ART (26 августа): «Если целью данного закона является превращение милиции-полиции в работающий механизм защиты прав и свобод граждан, а также поставить ее под общественный контроль, то функции по формированию этого контроля передавать контролируемому органу неправильно и опасно».

Зайцев Д. (11 августа): «Общественные советы при МВД должны стать полноценными органами контроля за деятельностью полиции… их необходимо организовывать и на муниципальном уровне, а не только ограничиваться субъектами федерации. Отчет перед общественными советами должен быть обязательным для органов МВД. В общественные советы должны входить представители различных организаций (как общественных, так и коммерческих), занимающиеся безопасностью - казачьи общества, охранные структуры, адвокаты, правозащитные организации».

Были предложены многочисленные варианты формирования территориальных общественных советов: выборы членов общественного совета; определение процедуры формирования общественного совета в законодательном акте (как вариант, в законе «О полиции» или «Об общественных объединениях»); формирование общественного совета губернатором по согласованию с министром внутренних дел страны; определение механизма создания региональных общественных советов Президентом Российской Федерации.

Общественная палата г.Электрогорск (14 сентября): «изложить п. 11 в следующей редакции: 11. Общественные советы при территориальных органах федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел образуются в порядке, определяемом руководителем органа местного самоуправления».

Vampire (12 сентября): «Ст.9.п.10. Общественный совет потому называется общественным, т.к. он определяется самим обществом, и должен быть независим от Президента РФ, а так же не ущемлять права и свободы граждан РФ. Ну на крайний случай, он может утверждаться Президентом РФ. Тоже и в п.11».

Роман (8 августа): «В п.11 необходимо внести ясность, если Общественных совет формируется руководителем территориального органа полиции то о каком вообще контроле идет речь??? Чиновники должны быть лишены права формировать Общественные совета при органах полиции, иначе в нем окажутся «Угодные той самой полиции граждане и организации» и не о каком общественном контроле речи говориться не прийдется. Например сейчас не секрет что места в Общественных советах попросту продаются. И если закон не будет четко конкретизировать порядок формирования Обществнного совета то это опять приведет к продажи мест в Общественных советах. Обеспечти право общественным организациям участвовать в работах Общественных советах, а не продавайте места в них».

Среди принципов работы общественных советов предлагались такие, как отчётность (регулярная публикация отчётов общественных советов о своей работе), право на санкции (имеют право выносить предупреждения руководителям полиции различного уровня), создание механизма обеспечения ответственности общественности перед МВД (сокрытие гражданином информации о преступлении).

Учитывая актуальность формирования эффективных механизмов общественного контроля за деятельностью органов внутренних дел (особенно на местах), целесообразно проработать этот вопрос дополнительно. Инициатива МВД в этом направлении может повысить уровень доверия между ведомством и общественностью. В то же время необходимо сохранить главенствующую роль МВД России при формировании общественных советов различных уровней.

Активно обсуждался вопрос оценки деятельности полиции, который с учётом состояния правопорядка действительно является актуальным.

Так, с развёрнутыми комментариями по данной теме выступил Владимир (25 августа): «Непонятно, кто проводит официальную оценку деятельности полиции. Из пункта 7 статьи 9 вытекает, что полиция все изучает и сама себе ставит оценку … официальную оценку деятельности полиции должны проводить общественные советы при федеральном органе исполнительной власти в сфере внутренних дел и их территориальных органах…».

Он предлагает дополнить данную статью частью следующими положениями: «Официальная оценка деятельности полиции проводится общественными советами при федеральном органе исполнительной власти в сфере внутренних дел и их территориальных органах, в которой учитываются:

1) экспертные оценки деятельности полиции, проводимые независимыми организациями и специализированными организациями по госзаказу;

2) мнения граждан, изложенные в личных и коллективных обращениях;

3) опросы граждан (в том числе и с использованием сети «Интернет»), проживающих на территории, на которой территориальный орган исполнительной власти в сфере внутренних дел осуществляет свою деятельность;

4) мнения общественных организаций;

5) мнения органов местного самоуправления.

Официальная оценка деятельности полиции проводится ежегодно и ... публикуется в средствах массовой информации…».

Получила поддержку идея общественного контроля деятельности полиции. Вместе с тем отмечается необходимость более чёткого указания процедуры, механизма осуществления общественного контроля, порядка, формы и пределов его осуществления. Рядом респондентов предлагается установить чёткие критерии деятельности полиции.

Афлитунов (8 августа) предлагает часть 4 статьи 52 изложить в следующей редакции: «Общественные советы при территориальных органах федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел образуются в порядке, определяемом сходом и открытым голосованием граждан на территории соответствующего федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел. Общественные советы и общественные объединения осуществляют функции гражданского контроля над деятельностью органов полиции».

Часть граждан полагает, что необходимо установить чёткие критерии и механизмы оценки деятельности как отдельных сотрудников, так и подразделений полиции.

Petrovich12 (9 августа) считает, что в п.1 нет ссылки на федеральный закон, в соответствии с которым осуществляется контроль. Этот пункт нужно расширить до процедуры.

См. также Lim (9 августа), serbobin (8 августа), мэйкер (8 августа), blade (7 августа).

В некоторых комментариях предлагается закрепить право профессиональных союзов на осуществление контроля в рамках общественного контроля.

stargate sg-1 (21 августа): «Включить в статью новый п.5 «Профессиональные союзы (ассоциации) с целю контроля за соблюдением социально-трудовых прав и интересов сотрудников».

Шашкин Денис (22 августа): «Нужно добавить пятый пункт: п.5 Профессиональные союзы сотрудников полиции, осуществляют контроль деятельности полиции, а равно соблюдения социально-трудовых прав и интересов сотрудников полиции».

Вместе с тем часть граждан вообще выразила сомнение в необходимости общественного контроля за деятельностью полиции.

natali (17 августа): «По-моему контроль граждан и общественных объединений за органом исполнительной власти - это перебор! Вот содействие граждан и общественности полиции и сотрудничество с ней необходимо продумать более конкретно (формы, механизмы и т.д.). При этом сотрудничество должно быть добровольным». «Роль общественности - создание гражданских институтов и гражданского общества. Разве мало дел на этом поприще? Любым делом должны заниматься профессионалы. Контроль за деятельностью полиции должны осуществлять государственные органы в пределах своей компетенции».

Мамлиев Ильшат (17 августа): «Зачем эта статья, если все уже прописано в других законах?».

Общественные советы являются важным субъектом осуществления общественного контроля деятельности полиции. В Министерстве внутренних дел Российской Федерации они уже активно действуют, но их правовая регламентация осуществляется на уровне подзаконных актов. Для реализации партнёрской модели взаимоотношения полиции с обществом в законопроекте представляется целесообразным отразить порядок формирования общественных советов как при МВД России, так и при его территориальных органах.

Значительное количество откликов на законопроект связано с проблемой обеспечения открытости органов внутренних дел, создания эффективных каналов обратной связи. Отмечается недостаток единого общедоступного телефона, по которому граждане могли бы сообщить о бездействии местных органов полиции или о нарушении прав граждан сотрудниками полиции непосредственно в вышестоящие инстанции. В рамках общей работы по корректировке имиджа МВД целесообразно проработать вопрос о создании в МВД единого call-центра, звонок в который из любой точки Российской Федерации был бы бесплатным.

Отдельными респондентами предлагается установить в законе новые формы контроля, в том числе с более широким использованием информационных технологий.

Федор (18 августа): «Нужно не только разрешать, но и поощрять видео и аудиозаписи, а также фотоснимки работы сотрудников милиции. Но если в случае с рядовыми сотрудниками проблем обычно не возникает, то при «работе» с ОМОНом, даже на официальных мероприятиях, бойцы просят стереть снимки и иногда слишком настойчиво.... Но самое главное, чтобы зафиксированные факты выступали доказательства некомпетентности сотрудников органов».

Игорь_2006 (24 августа): «Все заявления граждан о преступлениях должны регистрироваться на сайте МВД. Без указаний фамилий (для общего доступа), но с инициалами. Получится такая общероссийская «книга происшествий». При регистрации в дежурной части гражданину дают номер (код или пароль) к записи, содержащей информацию о результатах рассмотрения его заявления. Если каждый человек будет знать, что вернувшись домой из милиции, он может потом по Интернету отслеживать решения по своему заявлению, то такое явление, как укрывательство преступлений, исчезнет.

Кроме того, страховые компании, например, смогут по номеру, который им сообщит потерпевший, получать (и распечатывать) постановление об отказе или возбуждении уголовного дела (это сокращение беготни граждан со справками). Туда же автоматически будут поступать сообщения о криминальных травмах из медицинских учреждений. Сейчас проблему представляет сверка этих сигналов.

Вообще, доступность такой «интернетной» книги происшествий снимет проблему учетно-регистрационной дисциплины, в том числе для контроля со стороны прокуратуры или общественных организаций. Конечно, нужно будет часть полей такой записи «закрыть» от общего доступа, чтобы предотвратить утечку служебной тайны. При этом потерпевший по полученному коду сможет видеть все поля (но только для своего заявления).

Вся отчетная статистика районных органов ВД должна быть основана именно на сигналах, зарегистрированных в этой «интернетной» книге происшествий. Все руководящие органы (в том числе областные УВД, ГУВД и само МВД) наконец смогут увидеть настоящую картину преступности, что позволит принимать более адекватные меры по борьбе с нею, снимет ряд проблем с очковтирательством, взяточничеством и т.д.».

Ilya (30 августа) предлагает дополнить ч. 3 следующим содержанием: «Общественный контроль за деятельностью полиции осуществляется с помощью информационных технологий (Интернет) путем открытых высказываний о сотрудниках как полиции как территориального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, так и в о сотрудниках федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел. Данный ресурс используется для государственного контроля и контроля со стороны общественных организаций».

Юрий (1 сентября) полагает целесообразным создать специальный Интернет информпортал (с разбивкой по субъектам Российской Федерации) с функцией размещения жалоб граждан с обязательной обратной связью, возможностью обсуждения работы полиции, поддержкой голосования, соцопросов. Полиции необходимо размещать на своем портале периодические отчеты показателей работы.

vosk (8 августа): «Для оценки предлагаю создать официальный сайт со всеми населенными пунктами России, где люди могли бы оставлять свои комментарии о работе местной полиции. В обязанности управляющего полицией органа включить анализ отзывов с сайта».

В целом поддержана идея принесения сотрудником полиции извинений гражданину в случаях нарушения его прав и свобод.

Igory_Ch (24 августа): «Сотрудник полиции должен приносить свои извинения гражданину только в том случае, когда его права были «необоснованно нарушены».

Glock17 (12 августа): «Сотрудник полиции приносит извинения гражданину, чьи права и свободы были им необоснованно нарушены. В случае невозможности сотрудником принести извинения лично, извинения за сотрудника приносит непосредственный руководитель или руководитель территориального подразделения».

Glavsnab (8 августа): «ОБЯЗАН принести извинения, если права и свободы нарушены им необоснованно (напр., подозрение не подтвердилось)».

Конструктивные замечания о необходимости конкретизации данного положения следует учесть, поскольку случаи и порядок принесения извинения сотрудником полиции гражданину, чьи права были им необоснованно нарушены, должны быть более чёткими.

Заслуживают поддержки и предложения по закреплению в законе нормы о принятии полицией мер к восстановлению нарушенного правового состояния, возмещению понесённого ущерба в результате незаконных действий сотрудников полиции.

IV. Организация полиции

В ходе обсуждения, как и ожидалось, поднимался вопрос по поводу связи между полицией и органами местного самоуправления. Во многих комментариях высказывалось предложение о формировании двух уровней полиции: федеральной и муниципальной.

В развитии дискуссии мнения в пользу децентрализации полиции и против неё разделились примерно поровну.

Eugene (7 августа): «Полиция должна быть муниципальной, граждане должны иметь возможность выбирать и отзывать главу полиции. Нужно предусмотреть систему обратной связи. Без обратной связи с завязкой на центр ничего работать не будет».

diamon-cx (30 августа): «Многие граждане критически отзываются о централизованном подчинении полиции Федеральным органам власти. Но я считаю, что децентрализация полиции преждевременна, учитывая степень коррупции в стране и положение на Северном Кавказе. Сначала жесткая вертикаль власти, потом жесткое единое правовое поле и только потом продуманное, постепенное создание муниципальной полиции при местных муниципалитетах и передача лишних функций от федеральной полиции к другим структурам. Если полицию децентрализовать сейчас, то получится резкая конфронтация нескольких структур между собой, которая может привести к значительным перегибам и тяжелым последствиям».

DON (30 августа): «Полиция существует в виде двух формирований. Федеральная - с централизованным подчинением, и муниципальная,- с подчинением городским/областным собраниям граждан..».

Alex (7 августа): «Предлагаю все же ввести разделение на местную, региональную и федеральную полицию. Начальники местной полиции должны избираться народом напрямую, структура местной полиции также должна формироваться для каждого города отдельно. Руководство региональной полиции назначается губером, а федеральной – президентом».

В то же время высказывались мнения и в поддержку централизации.

diamon-cx (30 августа): «децентрализация полиции преждевременна … Сначала жесткая вертикаль власти, потом жесткое единое правовое поле и только потом продуманное, постепенное создание муниципальной полиции при местных муниципалитетах и передача лишних функций от федеральной полиции к другим структурам».

По сути, это вопрос о том, как выстроить модель полиции на будущее. По большому счёту в будущем нужно создать такую систему полиции, которая будет иметь как мощную федеральную составляющую (что, собственно, есть и сегодня), так и очень мощную региональную и муниципальную составляющую. Вопрос в том, как к этому прийти.

В законопроекте предложена федеральная модель полиции. Это не случайно, это сознательный выбор, но выбор не в сторону дальнейшей централизации, а только для того, чтобы изменить саму службу в полиции, сделать её более современной, более финансово обеспеченной с соответствующими финансовыми гарантиями, поскольку существующая система исполнения этих полномочий, финансовые и организационные механизмы в настоящее время не позволяет достичь ожидаемых обществом результатов.

В общественном сознании идея федеральной модели является более выигрышной и понятной. Считаем нецелесообразным поднимать данную тему на современной этапе развития правоохранительной системы.

Кроме того, предусмотренная законопроектом централизация системы построения полиции не носит постоянный характер, она необходима на период становления органов охраны правопорядка. В дальнейшем, при положительном развитии, она может быть скорректирована путём построения централизованной системы формирования полиции субъектного и муниципального уровней.

Бурное обсуждение также вызвал вопрос определения состава и структуры полиции.

В рамках его рассмотрения мнения разделились на две полярные позиции: часть респондентов предлагают состав и структуру определить непосредственно в законе, другая часть соглашается с необходимостью их определения актом Президента Российской Федерации.

DeeZ (7 августа): «Структура не должна определятся президентом. Она должна быть прописана в законе или как минимум не зависеть от одного Человека, который может ошибаться, не все учесть или просто».

Simulator (15 августа): «Состав и структура полиции должны быть определены в данном федеральном законе. Так же в нем должна быть предусмотрена процедура изменения состава и структуры».

Gex (7 августа): «Структура должна быть прописана в законе 1 раз и быть неизменной!».

Отдельные предложения высказываются в пользу определения состава и структуры полиции Министром внутренних дел Российской Федерации.

Султанов Денис (9 августа): «Именно министр должен определять состав и структуру данного органа в соответствии с настоящим законом и нести персональную ответственность за жизнеспособность данной структуры перед правительством, как высшим органом исполнительной власти. А президент в случае чего всегда может вмешаться в этот процесс (например отстранить министра). Мне кажется, что у президента есть более важные дела чем считать сколько участковых необходимо в отдельно взятой области. Я конечно утрирую, но в целом получается так. Если же закрепить состав и структуру законодательно, то госдума у нас только и будет заниматься тем, что каждый год пересматривать эти самые состав и структуру или, что еще хуже, забросит это дело».

vvk (12 августа): «Состав и структура полиции должна определяться Правительством России. Это позволит проводить более гибкую политику в сфере органов внутренних дел, своевременно реагировать на изменение криминогенной обстановки. Практика законотворческой деятельности наглядно показывает, что постановления правительства готовятся и принимаются оперативнее, чем указы Президента и, уж тем более, чем законодательные нормативные акты».

Николай Олегов (9 августа): «Состав и структура полиции определяется в порядке предусмотренном указом Президента РФ и постановлением Правительства Российской Федерации».

Сторонники предложенного в законопроекте подхода отмечают крайнюю важность определения состава и структуры полиции именно Президентом Российской Федерации.

alberton (9 августа): «Состав и структуру Федеральной полиции может определять Президент Российской Федерации, потому что по конституции силовые структуры власти подчиняются непосредственно Президенту страны. Но контроль за полицией, помимо Президента должны осуществлять и граждане, через свои представительные органы, во власти (то есть, через народных депутатов)».

Филипп Тасалов (14 августа): «Состав и структура полиции определяются Президентом Российской Федерации, осуществляющим руководство деятельностью федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел».

Роман (10 августа): «Численность и структура полиции, предельная численность центрального аппарата полиции утверждается Президентом Российской Федерации».

Бурное обсуждение вызвала тема выборности руководства полиции и участковых уполномоченных на местном и региональном уровнях как фактора контроля за деятельностью полиции со стороны населения, органов местного самоуправления и органов государственной власти в субъектах Российской Федерации.

Ряд граждан выступают за выборы начальников полиции и участковых уполномоченных на местном и региональном уровнях. Также предлагается установить контроль за деятельностью полиции и со стороны органов государственной власти субъектов Федерации и органов местного самоуправления.

Дейтерий (9 августа): «Возможно, стоило бы передать некоторые полномочия по контролю за деятельностью полиции местному управлению, губернаторам областей, президентам республик и т.п. Так можно будет учесть некоторые национальные особенности регионов, да и реакция на неправомерные действия сотрудников полиции будет быстрее».

Алекс (8 августа): «Глава МВД региона должен избираться путем прямого голосования на выборах жителями этого региона».

mildmay (18 августа): «Поддерживаю идею выборов населением руководителей низовых территориальных подразделений органов внутренних дел. Только выборы заставят органы внутренних дел повернуться лицом к гражданам».

Включение в проект федерального закона положений об утверждении Президентом Российской Федерации состава и структуры полиции объективно. По сути, это признание единства полиции, системности составляющих её подразделений. Блоковое (видовое) построение милиции, которое действует в настоящее время (криминальная милиция и милиция общественной безопасности), исчерпало себя. Гражданин не должен задумываться, в какое подразделение полиции ему обратиться с заявлением, занимается ли это подразделение тяжкими преступлениями (криминальная милиция) или не очень тяжкими (милиция общественной безопасности). Если это уголовный розыск, то в его компетенцию должно входить принятие мер по всему спектру преступлений против личности, а не только убийства.

Следует также учитывать, что структура – вещь подвижная, она динамична. И предугадать в законе все виды полицейских подразделений невозможно, да и не нужно. В настоящее время структура полиции определяется подзаконными актами, правительственными решениями. Повышение уровня этого регулирования соответствует статусу Президента Российской Федерации как руководителя силового блока исполнительной власти.

Поддерживая в значительной своей части идею жёсткой централизованной системы построения полиции, респонденты обращают внимание на то, что открытым остаётся вопрос о том, какие подразделения и органы будут составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных законодательством субъектов Российской Федерации.

V. Статус сотрудника полиции, его правовая и социальная защищённость

Позиции участников обсуждения по данному вопросу отражены в оценках, даваемых ими по главам 6 и 8 законопроекта.

Содержание и структура глав не вызвали отрицания либо резкой критики со стороны участников обсуждения. В подавляющем большинстве предложения касаются конкретизации и дополнений отдельных норм.

Например, химик (7 августа) говорит необходимости унификации системы званий в силовых структурах.

Аlex (21 августа) указывает на необходимость чётко прописать определения прямого и непосредственного начальников.

Альбина (8 августа) предлагает сохранить в новом законе о полиции действующий для милиции порядок предоставления основных и дополнительных отпусков.

Большое количество предложений направлено на ужесточение ответственности сотрудников полиции (более 50%), детализацию их обязанностей и ограничений.

Вместе с тем из анализа комментариев следует, что их авторы не знают о разработке отдельного федерального закона, регулирующего прохождение государственной службы сотрудниками органов внутренних дел. Поэтому большинство из предложений целесообразно рассмотреть при подготовке данного закона.

Ряд поступивших предложений направлен на уточнение статуса сотрудника полиции (20 предложений).

Ермилин Сергей (15 августа): «Как я понял, сотруднику полиции не придан статус государственного служащего, а, по моему мнению, это сделать необходимо…».

Многие высказываются за то, чтобы ввести обязательные цензы (возрастной, образовательный), закрепить в законе квалификационные требования (характеристики) к сотрудникам полиции, а также повысить интеллектуальные и нравственные требования к кандидатам.

2007paladin (21 августа): «Гражданин должен осознанно выбирать профессию сотрудника полиции. Для этого необходимо добавить в гражданские учебные заведения обучение по специальностям «патрульный полиции» – на базе среднего специального образования и «инспектор полиции» на базе высшего образования...».

Георгий (21 августа): «… в законе …сделать ссылку на квалификационные характеристики отдельных категорий сотрудников ОВД, как это имеет место у отдельных категорий госслужащих».

Serg (11 августа): «Уровень образования и культуры сотрудника полиции должен быть высоким (минимум – средне-специальное образование; средний балл по диплому не ниже 4,0; специальная профессиональная подготовка и аттестация)».

Дмитрий (11 августа): «п.1 Сотрудником полиции является гражданин России, в обязательном порядке прошедший службу в Вооруженных силах России».

В целях пресечения злоупотребления форменной одеждой некоторые из откликов содержат предложения об установлении ответственности за незаконное её ношение.

Aleksandr S. (20 августа): «…надо в законе устанавливать запрет ношения формы в нерабочее время, а также запрет на использование различного рода негласных знаков, способов, символов и т.п., подтверждающих принадлежность к полиции…».

Ставрополец (23 августа): «…ввести полный запрет продажи и нецелевого использования форменной одежды».

2007paladin (21 августа): «Форма должна изготавливаться индивидуально для каждого сотрудника полиции в соответствии с установленным образцом… Она должна быть удобной и соответствовать сезону и климатическим условиям в субъекте (РФ), а также определенной местности (город, село)… это приведет к уменьшению возможности использования специальной формы недобросовестными гражданами и преступным элементом».

Часть предложений касается служебных удостоверений и специальных жетонов.

Aleksandr S. (20 августа): «2 …служебное удостоверение и специальный жетон выдаются сотрудникам полиции лишь на время дежурства, а потом сдаются на хранение, подобно огнестрельному оружию. Это "приравняет" сотрудника полиции к гражданам в нерабочее время, не будут иметь место многочисленные злоупотребления… И одновременно с этим надо в законе устанавливать запрет ношения формы в нерабочее время, а также запрет на использование различного рода негласных знаков, способов, символов и т.п., подтверждающих принадлежность к полиции».

Мent (12 августа): «…законодательно закрепить ответственность сотрудников полиции за не сдачу («утрату») служебного удостоверения при увольнении, чего в действующих НПА нет, иначе по стране так и будут ходить десятки тысяч «утраченных» удостоверений».

Заслуживают внимания рекомендации по уточнению статуса сотрудника полиции и привязки его к правоохранительной службе и должности.

Обоснованно закрепление в законе нормы о том, что каждый полицейский, несущий службу в общественном месте, должен иметь жетон. Но нельзя забывать, что служебное удостоверение и специальный жетон являются атрибутами статуса сотрудника полиции. Они должны находиться при сотруднике полиции не только в служебное время, но и в иное, в связи с его обязанностью предотвращения правонарушений в любое время.

Для уменьшения возможных злоупотреблений со стороны работников полиции в ходе обсуждения предложено также ввести индивидуальные знаки, которые позволят гражданам легко идентифицировать сотрудника полиции, с которым они контактировали (ФИО, звание, личный номер). Целесообразно поддержать эти предложения, особенно они актуальны для дорожно-патрульной, патрульно-постовой служб, участковых уполномоченных – то есть для тех полицейских, с которыми непосредственно контактируют граждане.

Мнения граждан при обсуждении специальных званий сотрудников полиции (статья 26) разделились. Значительная часть высказавшихся по этой теме за сохранение существующей системы специальных званий (более 100 откликов).

Spaun11 (24 августа): «Я считаю, что звания нужно оставить так, как есть. Это и статус сотрудника, и стремление к службе».

grey3434 (20 августа): «Считаю, что звания нужно оставить... Не надо перетаскивать какие-то глупые названия из зарубежных фильмов… Милиция – это не гражданская организация, это государственные служащие, где присутствуют уставные отношения, и, соответственно, без старых добрых званий не обойтись».

Однако также широко представлены альтернативные предложения – по изменению системы специальных званий (в основном в части их сокращения).

Ryabtsev (25 августа): «1) рядовой состав - рядовой полиции; 2) мл. нач. состав - мл. сержант полиции, сержант полиции, старший сержант полиции; 3) средний нач. состав - лейтенант полиции, старший лейтенант полиции, капитан полиции; 4) ст. нач. состав - майор полиции, подполковник полиции, полковник полиции».

vladimir13 (15 августа): «…убрать из видов специальных званий так называемые прокладки - типа младший лейтенант полиции, старший лейтенант полиции, оставить ступени нижеследующие: для офицеров - лейтенант, капитан, майор, полковник, генерал. При этом срок прохождения в том или ином звании не менять, а оставить прежним…».

За упразднение системы специальных званий (преимущественно генеральских) высказалось около 60 респондентов.

vladimir (24 августа): «Предлагаю демилитаризировать полицию и отменить воинские звания, как во всем мире».

MrMischief (16 августа): «На текущий момент звания милиции не котируются ни в армии, ни в ФСБ, ни в гражданской службе…предлагаю, данным законом отменить звания в милиции и ввести гражданские чины».

Практика доказала удобство существующей системы поэтапного присвоения сложившихся званий, способствующих профессиональному росту сотрудника. Кроме того, в случае принятия этих предложений будет затруднено соотнесение специальных званий с воинскими званиями и специальными званиями других правоохранительных органов.

Высказаны предложения по уточнению отдельных обязанностей сотрудника полиции (статья 27).

tapos_nik (12 августа): «…1) все сотрудники полиции обязаны знать Конституцию Российской Федерации и настоящий закон. Другие законы и нормативные акты сотрудники полиции должны знать в случае, если это необходимо для исполнения своих служебных обязанностей».

Люфанов (14 августа): «Добавить п/п 14) быть в хорошей физической форме, вести и пропагандировать здоровый образ жизни, заниматься спортом и ежегодно подтверждать свой уровень физической подготовки в соответствии с действующими нормативами» .

ochevidets (21 августа): «изложить п. 8 следующим образом: «8) беречь государственное и частное (гражданское) имущество, а также имущество организаций, в том числе предоставленное ему для выполнения служебных обязанностей, поскольку в п.п. 41-42 статьи 13 сказано: пользоваться беспрепятственно, на безвозмездной основе в служебных целях средствами связи, принадлежащими организациям и гражданам…».

Участники, прокомментировавшие статью 28 сновные права сотрудника полиции), в целом согласны с её содержанием, но предлагают внести поправки, отдельные из которых заслуживает внимания.

Правоверов Алексей (13 августа): «…требуется законодательное закрепление государственной гарантии сотрудникам полиции на возможность получения медицинской помощи в системе обязательного медицинского страхования, поскольку такое право имеется у всех граждан РФ. В этой связи требуется пункт 1 статьи 28 дополнить подпунктом 18 следующего содержания: “18 на обязательное медицинское страхование в соответствии с федеральным законом”».

Участники обсуждения активно полемизировали относительно ограничений, связанных со службой в полиции (статья 29), в том числе ограничения, связанного с судимостью, а также по поводу нормы, ограничивающей службу в одном подразделении близких родственников при условии подчинённости или подконтрольности одного из них другому.

kombat (15 августа): «Предлагаю в ст. 29 п. 3 добавить сроки давности. Если в отношении сотрудника было прекращено уголовное преследование по нереабилитирующим обстоятельствам, его оставили на службе и после этого в течение какого-то определенного законом времени он служил добросовестно, без замечаний, то зачем его увольнять. Нужно ввести за таких сотрудников поручительство руководителей…».

Владимиров Сергей (20 августа): «Подпункт 6 пункта 1 статьи 29 исключить. Статью 29 дополнить...: «4. Не допускается служба сотрудника полиции, состоящего в близком родстве или свойстве (родители, супруги, дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители и дети супругов) с другим сотрудником полиции, если замещение должности связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому». Пояснения: братья могут являться сотрудниками полиции, но они не могут находиться в непосредственной подчиненности или подконтрольности одного из них другому».

антон (11 августа): «п. 6 убрать. А как же преемственность? По данному пункту получается, что дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители и дети супругов начальника ГУВД города вообще не могут проходить службу в полиции этого города? …Изначально в законе подразумевается недоверие. Хотя зачастую – это честные и порядочные люди. Мое мнение п. 6 исключить».

Нормы о недопустимости подчинённости или подконтрольности одного из родственников другому отработаны практикой правоприменения в течение многих лет, изменять её для службы в полиции представляется нецелесообразным.

Отдельные авторы предлагают усилить ограничения, связанные с алкогольной и наркотической зависимостью, нетрадиционной сексуальной ориентацией.

Aleksandr S. (23 августа): «…дополнить п.11 - злоупотребления алкоголем или употребления наркотических или психотропных веществ»; Zurab, 25 августа, 19:37: «в ч. 1 добавить пункты: в случае выявления в процессе прохождения службы или в результате психодиагностики профессиональной деформации личности в виде повышенной агрессии, жестокости, склонности к садизму или мазохизму, нетерпимости к обычным людям, принятия и оправдания воровской морали (такие люди по своим морально-психологическим качествам не могут продолжать службу в милиции (полиции); в случае систематического злоупотребления сотрудником спиртными напитками, употребления без назначения врача наркотических, психотропных и сильнодействующих препаратов».

Большее внимание вызвали нормы, устанавливающие запреты, связанные со службой в полиции (статья 30).

Особо заинтересовало респондентов требование, связанное с приобретением доходных ценных бумаг (более 170 откликов). Здесь мнения респондентов разделились. Часть предлагает установить категорический запрет на приобретение сотрудниками полиции ценных бумаг.

Maxim (23 августа): «…п. 5) - запрещается приобретать любые ценные бумаги…».

Андрей Афанасьевич (18 августа): «О покупке акций. ч. 3 Передача акций в доверительное управление - это лазейка для коррумпированных российских чиновников. Должно быть более жесткое требование - в случае конфликта интересов госслужащий обязан продать на открытом рынке принадлежащие ему ценные бумаги (доли участия в уставных капиталах организаций). п. 5 ч. 1 противоречит ч. 3 этой же статьи. С одной стороны, нельзя приобретать ценные бумаги, а с другой - их нужно передать в доверительное управление только в случае конфликта интересов. Сотрудники полиции должны иметь право приобретать на организованном рынке ценные бумаги, владение которыми не создает конфликта интересов (гособлигации, акции крупнейших российских корпораций, паи ПИФов)».

Другие авторы, наоборот, предлагают эти запреты снять.

Садабай Юрий (15 августа): «Чем приобретенные акции предприятий или облигации, ПИФы и т.д. могут сотрудника полиции не исполнить свои служебные обязанности или исполнить их ненадлежащим образом? Считаю п. 5 исключить полностью».

Сергей 063 (13 августа): «5) приобретать в случаях, установленных… законом, ценные бумаги, по которым может быть получен доход. Надо убрать этот пункт».

К сожалению, респонденты не разобрались в данном запрете. В законопроекте в статье 30 установлен не общий запрет в отношении сотрудников полиции на приобретение ценных бумаг. Сотрудники имеют право приобретать ценные бумаги, по которым может быть получен доход. Они не могут их приобретать только тогда, когда существует прямой запрет на их приобретение. Подобное правило уже действует в отношении государственных гражданских служащих и не несёт в себе дискриминационного признака.

Другой вопрос, вокруг которого разгорелось обсуждение, – запрет на разглашение информации, на публичные высказывания, суждения и оценки в отношении деятельности и решений государственных органов и их руководителей. Многие рассматривают это положение как запрет на право критики.

Cyborg (8 августа): «Это не противоречит Конституции? Статья 29 1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.

4. Каждый имеет право свободно ... передавать ... и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом».

Андрей Беляков (7 августа): «В такой формулировке запрет перекроет все возможности для общественности узнать мнение профессионала о несовершенствах механизмов той или иной деятельности. Ведь запрещается даже рассказ о деятельности того или иного местного органа и его должностных лиц только как примера, даже без конкретного приведения фамилий».

Попов Николай (4 сентября): «Почему запрещаются публичные высказывания сотрудником полиции в отношении государственных органов и их руководителей, а также решений федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел? Если это не нарушает тайну следствия, то почему бы и нет? Тем более Конституция РФ гарантирует каждому человеку свободу слова».

Maxim (23 августа): «…п. 11) - этот пункт необходимо либо исключить, либо добавить слова “во время исполнения своих служебных обязанностей”! Сотрудник любой компании и любого органа должен иметь право на публичные высказывания, суждения и оценки в отношении любого вопроса и любого лица, не связанные с раскрытием государственной и/или иных тайн…».

Данные предложения не могут быть поддержаны по целому ряду причин.

В данной норме речь не идёт о «зажиме» критики. Это не так. Положения данной нормы не являются новыми – в законодательстве о государственной службе существует такой же запрет (пункт 10 статьи 1 Федерального закона от 27 июля 2004 года №79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»). Запрет касается не критики, а огульных высказываний со стороны государственного служащего. Есть официальный порядок предоставления суждений и оценок. И никто не мешает сотруднику полиции его использовать, например, в ходе служебных совещаний. Не существует запрета и на обращения по инстанции к вышестоящим руководителям. Конструктивная критика не только оправданна, но даже необходима. В противном случае это может дезорганизовать работу государственных органов, нарушить принцип информационной безопасности. Также не следует забывать, что статус гражданина Российской Федерации предоставляет каждому право обращаться с предложениями в любые инстанции страны.

Особое внимание в процессе обсуждения законопроекта вызвала норма, обязывающая граждан и должностных лиц строго выполнять требования, предъявляемые сотрудником полиции (статья 32).

Максимилиан (15 августа): «Чтобы пункт 2 данной статьи был "рабочей нормой" необходимо предусмотреть, как в этом Законе, так и в административном и уголовном законодательстве ответственность за пререкания с сотрудником милиции, включая лиц, к которым действия (требования) сотрудника милиции не обращены, однако они, находясь рядом, провоцируют скандал и призывают к неповиновению законному распоряжению сотрудника милиции».

Наряду с этим высказаны суждения о недопустимости в качестве доказательств показаний полицейского.

olegu (18 августа): «По п. 7 - Показания сотрудника полиции ни в коем случае не должны учитываться в качестве доказательств по делу…».

В то же время присутствуют и противоположные подходы:

Копалыч (18 августа): «…п. 7 - было бы неплохо внести коррективы, так как показания сотрудника полиции должны иметь большее доказательственное значение, чем, например, показания граждан».

Корсар (14 августа): «…в целях обеспечения работоспособности п. 7, необходимо вносить изменения в КоАП, УПК и УК, особенно в части предоставления свидетелей со стороны сотрудника полиции, а именно отменить необходимость предоставления таковых. Сотрудник полиции по сути своей работы является не просто представителем органов власти, а именно представителем самого закона…».

Ronin (18 августа): «Для отдельных видов администратвинх правонарушений, например в сфере охраны общественного порядка, порядка управлений и ряда аналогичных протокол и показания полицейского могут быть опровергнуты не менее чем показаниями двух свидетелей (хотя сейчас это не сложно, лжесвидетельствование фактически не наказуемо). Мы должны доверять полиции. Должна быть презумпция доверия к показаниям сотрудника. Только так полиция сможет навести порядок на улицах, в щественных местах, спасти подрастающее поколение от хамства, бескультурия, наглости, алкоголизации».

Сотрудники полиции являются гражданами Российской Федерации и обладают равными с другими гражданами правами и обязанностями. При этом обращает внимание возложение законодателем на сотрудников полиции большего объёма ответственности – дисциплинарной и уголовной. Изложенное позволяет поддержать текст законопроекта по презумпции доверия сотруднику полиции. К тому же действующее законодательство подробно регламентирует порядок обжалования действий и решений должностных лиц как в судебном, так и в административном порядке.

Часть участников обсуждения обращают внимание на отсутствие гарантий невыполнения незаконного приказа начальника.

Антон (8 августа): «п.4 В здесь заложена непонятная вилка для рядового сотрудника, при условии что планируется ввести уголовную ответственность за неисполнение приказа начальника тут еще и: "... не может в оправдание незаконного действия или бездействия ссылаться на ... требование вышестоящих должностных лиц..." а если это приказ?... то за неисполнение - "посадят", а за исполнение - уволят!»

OldmenT (7 августа): «п.4 противоречит введенным новеллам по уголовной и дисциплинарной ответственности сотрудника за неисполнение приказа. Если имеет место приказ, то сотрудник его обязан исполнять. Пока наверху разберутся что приказ незаконен, сотрудника уже уволят или привлекут, и при этом он не имеет права ссылаться на то, что его действия вызваны требованиями(приказом) вышестоящих должностных лиц. Абсурд!».

Кибешев М.А. (10 августа): «Предлагаю дополнить пункт 1.3 статьи 27 нормой, описанной в "Декларации о полиции" (резолюция 690 ПАСЕ от 08.05.1979 г.), а именно:

"Полицейский должен исполнять указания, изданные надлежащим образом его вышестоящим начальником, но он должен воздерживаться от выполнения указаний, если ему известно или должно быть известно о том, что они незаконны."

В указанной норме предлагаю обозначить более четко и недвусмысленно - вместо "должен воздерживаться" прописать "обязан не исполнять незаконные приказы начальника, доложив о факте неисполнения приказа по инстанции вышестоящему начальнику, вплоть до Министра ВД, Председателя Правительства РФ"».

Андрей Афанасьевич (18 августа): «При получении приказа или распоряжения, явно противоречащих закону, сотрудник полиции обязан руководствоваться законом». Нужно прописать гарантии для сотрудника полиции, отказавшегося выполнять незаконный приказ. Предлагаю написать примерно следующее (не обязательно в этой статье). 1. В случае сомнений в законности полученного приказа или распоряжения сотрудник полиции обязан (имеет право) настаивать на получении приказа или распоряжения в письменном виде. В случае, если ему отказано в этой просьбе, сотрудник полиции обязан сообщить о случившемся вышестоящему начальнику. 2. Никакие уголовные и дисциплинарные меры наказания, а также иные формы преследования и дискриминации не могут быть применимы в отношении сотрудника полиции, отказавшегося выполнять приказ, указание или распоряжение, не основанные на законе».

Предложение направлено на обеспечение законности в деятельности органов и должностных лиц полиции. Вместе с тем имеются сомнения в необходимости его включения в текст законопроекта. Эти вопросы должны быть урегулированы дисциплинарным уставом органов внутренних дел, разрабатываемым в связи с последними изменениями в Положение о службе в органах внутренних дел Российской Федерации.

Часть участников обсуждения высказались за закрепление в законопроекте порядка создания и деятельности в полиции профсоюзов (статья 33). И наличие таких профсоюзов должно быть обязательным.

GivMe (12 августа): «…надо написать это не как право, а как обязанность. А вот в обязанность профсоюзов вменить их защиту юридическую и прочую».

Имеются и противоположные мнения.

Трубин Валера (24 августа): «…право на создание профсоюзов должно распространяться только на вольнонаемный состав полиции. Социальной защитой полицейского в погонах обязаны эффективно заниматься многочисленные кадровики и воспитатели, а оценивать качество их работы должны общественные структуры типа «офицерских собраний».

Представляется целесообразным оставить данную норму в прежней редакции. Для социальных гарантий сотрудников полиции присущ императивный характер регулирования, вследствие чего функционирование профессиональных союзов не может быть осуществлено на тех же принципах, которые предусмотрены для гражданских организаций. Кроме того, следует учитывать существующий принцип единоначалия, присущий для полиции как правоохранительного органа, и установленный запрет на коллективные формы протеста.

Отдельные авторы считают, что любое привлечение иных сотрудников органов внутренних дел к выполнению несвойственных им обязанностей должно происходить лишь в исключительных случаях (статья 34). Эти случаи должны быть однозначно прописаны в законе.

Игорь_Н (13 августа): «…Статья непродуманная. Сначала необходимо определиться - кто, какие службы будут являться органами внутренних дел, какие у них будут задачи и функции, какие требования будут предъявляться к сотрудникам этих служб (в т.ч. медицинские, уровень образования, права и обязанности, степень подготовки и т.д.). А после этого решать, стоит ли этих "сотрудников" привлекать к выполнению задач, стоящих перед полицией. Статью надо убрать».

Вместе с тем присутствует и более конструктивный подход к решению вопроса:

Akina (13 августа): «Считаю необходимым добавить, что указанные группы сотрудников могут привлекаться ТОЛЬКО в качестве приданных сил в состав и/или под руководством сотрудников полиции. Иными словами - при начальнике/бухгалтере/стажере ОБЯЗАТЕЛЬНО должен быть штатный сотрудник. И приданные силы получают права только в тех пределах, в каких этими правами обладает этот штатный сотрудник. Т.е. чтобы стажер имел право проверить документы на АМТ, он должен быть придан именно сотруднику ГИБДД. Чтобы кадровик имел право проверить регистрацию, он должен работать в составе патруля ППС. И так далее. Соответственно гражданин, в отношении которого сотрудники перечисленных в статье категорий выполняют какие-либо действия, должен обладать правом предварительно убедиться, что сотрудник милиции в группе и, следовательно, вся группа обладает правом совершения таких действий. Т.е. убедиться, что совершаемые в отношении него действия являются законными».

При возникновении чрезвычайных ситуаций, в случаях введения усиления в условиях усложнённой оперативной обстановки, при проведении контртеррористических операций к выполнению задач, стоящих перед милицией/полицией, могут привлекаться и иные сотрудники органов внутренних дел, а также стажёры. При этом данные сотрудники органов внутренних дел имеют специальные звания юстиции или внутренней службы, и в данном случае на них распространяются как права и обязанности сотрудников полиции, так и социальные и иные гарантии. Порядок такого привлечения детально регламентирован ведомственными правовыми актами МВД России. В случае же превышения своих полномочий сотрудником органов внутренних дел его действия могут быть обжалованы в установленном порядке в вышестоящем органе (должностное лицо), прокуратуре или суде, а он может быть привлечён к ответственности.

В ходе обсуждения нормы, регламентирующей ответственность сотрудника полиции, большинство авторов предлагает её ужесточить.

Григораш (1 сентября): «Если по вине сотрудника причинен вред юридическому лицу или гражданину и это подтверждено решением суда, то после возмещения такого вреда от Минфина или МВД, в ОБЯЗАТЕЛЬНОМ регрессном порядке взыскивать его с виновного полицейского (чья вина установлена в решении суда), а если непосредственное лицо не установлено - с начальника отделения полиции».

Aleksandr_Pulin (23 августа): «2. За противоправные действия (бездействие) сотрудник полиции несет установленную федеральным законом ответственность. Расследования противоправных действий сотрудника полиции должны проводится со стороны незаинтересованного органа. Любые дисциплинарные меры в отношении сотрудника полиции должны подлежать контролю со стороны независимого органа или суда. На время расследования противоправных действий сотрудник полиции лишается всех привилегий и расследование в отношении него проводится так же, как и в отношении любого гражданина России. При наступлении уголовной ответственности сотрудник полиции, как и его родственники, лишаются полностью всех льгот сотрудника полиции. В случае необоснованных обвинений против него в связи с исполнением им своих функций восстанавливаются полностью все льготы и звание сотрудника полиции».

Анри (21 августа): «Сотрудник полиции, превысивший свои полномочия или совершивший уголовное преступление, должен нести ответственность гораздо выше, строже по сравнению с обычным гражданином, так как давал присягу: не нарушать закон, а наоборот защищать закон и граждан…».

commentator (13 августа): «Предлагаю дополнить статью 35 (Ответственность сотрудника полиции) проекта федерального закона "О полиции" пунктом 6: Сотрудник полиции привлекается к дисциплинарной ответственности за дисциплинарный проступок, то есть за противоправное, виновное действие (бездействие), выражающееся в нарушении служебной дисциплины в полиции, которое в соответствии с законодательством РФ не влечет за собой уголовной или административной ответственности. Комментарий: Про персональную и материальную ответственность написано, а про дисциплинарную ответственность - ни слова».

По вопросу усиления уголовной ответственности сотрудников полиции следует отметить, что Федеральным законом от 22 июля 2010 года №155-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» в Уголовный кодекс Российской Федерации внесены изменения, которыми установлено, что совершение преступления сотрудником органа внутренних дел является обстоятельством, отягчающим наказание. Одновременно Уголовный кодекс Российской Федерации дополнен статьёй 2861, устанавливающей уголовную ответственность сотрудника органа внутренних дел за неисполнение приказа начальника, отданного в установленном порядке и не противоречащего закону, в результате чего был причинён существенный вред правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства.

Более 1,5 тысячи комментариев и предложений поступило по вопросам регламентации социальной защиты сотрудника полиции (глава 8 законопроекта).

По мнению участников обсуждения, в законопроекте необходимо более детально прописать социальные гарантии сотрудников полиции: ежегодную индексацию денежного содержания, разных выплат в случаях причинения вреда сотрудникам, порядок предоставления жилья, льгот и компенсаций.

andrew_baltika (25 августа): «Необходимо четко расписать все составляющие денежного довольствия, установить конкретные размеры этих составляющих частей. Установить размер выплат за переработку, несение службы в выходные и праздничные дни, временное исполнение обязанностей другого сотрудника».

Дмитрий (29 августа): «Размер денежного довольствия должен быть достаточным для обеспечения приемлемого уровня жизни сотрудника полиции и членов его семьи, а также создавать условия для комплектования должностей органов полиции на конкурсной основе. Оклады денежного довольствия сотрудников полиции подлежат обязательной ежегодной индексации в размере не ниже официального роста индекса потребительских цен».

bujhm (31 августа): «Сотрудник полиции, проживающий в служебном жилье, полученном от органов местной исполнительной власти более 10 лет и имеющий стаж службы в МВД России более 20 лет, имеет право перевода данного жилья в жилье по договору социального найма. Данное право возникает в случае, если сотрудник полиции стоит или имеет право стоять в очереди на получение жилья по договору соц. найма».

Алексей (26 августа): «Социальные гарантии сотрудников милиции и членов их семей должны быть ВЫШЕ! чем у представителей других профессий. Думаю, что необходимо закрепить в законе следующие гарантии: бесплатный проезд в общественном транспорте, 50% льготы по оплате жилья, коммунальных услуг и телефона сотруднику полиции и членам его семьи, ссуды в банках на улучшение жилищных условий, покупки участка, постройки дома и прочие беспроцентные, 50% льготы по налогам на землю, недвижимость, транспортное средство, 13% налог с полученной сотрудником милиции зарплаты не должен взиматься».

Высказанные замечания и предложения заслуживают внимания. Вместе с тем большинство из них не являются предметом данного законопроекта. Это предмет отдельного федерального закона. Им будет предусматриваться повышение денежного довольствия сотрудников полиции, а также регулироваться нормы предоставления полицейским единовременных субсидий на приобретение жилья – квартиры или дома.

Отдельные положения о денежном довольствии и предоставлении льгот и компенсаций сотрудникам полиции будут предусмотрены указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации.

Однако на сегодняшний день соответствующие предложения с заинтересованными ведомствами ещё не согласованы. Учитывая чувствительный характер этой темы для полицейских, целесообразно ускорить согласование и установить предельный срок завершения подготовки пакета законопроектов «О правоохранительной службе Российской Федерации» и «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации», а также о социальных гарантиях сотрудникам полиции.

Вместе с тем по результатам анализа предлагается обратить в ходе дальнейшей проработки внимание на следующие комментарии, которые важны для личного состава.

Так, ежемесячную денежную компенсацию вследствие военной травмы предлагается выплачивать в зависимости от установленной группы инвалидности в порядке и размерах, установленных Правительством Российской Федерации.

Alex (30 августа): «надо платить компенсацию за травмы в зависимости от группы инвалидности, а не всем одинаково».

Светлана (31 августа): «согласна с Alexом. А в каких размерах? Пусть Правительство устанавливает».

michman1991 (8 августа): «считаю, что размытую "стойкую утрату трудоспособности" нужно заменить на конкретное "наступление инвалидности". По версии разработчиков, например, при равнооплачиваемых должностях, инвалид 1 гр. будет получать компенсацию меньше, чем инвалид 3гр., так как у первого пенсия по инвалидности больше. Это несправедливо».

Отдельные участники обсуждения предлагают уточнить статус жилого помещения, предоставляемого участковому уполномоченному полиции, не имеющему жилья на территории соответствующего муниципального образования.

ol225 (27 августа): «государство не потянет пункт 3 нужно участковым выдавать служебное жилье».

Andris-MSK (7 августа): «полиция не должна быть зависима от ЖЭКов и муниципалитетов, районных управ. Средства на обслуживание служебного фонда должны быть предусмотрены в бюджете МВД».

momo (17 августа): «участковый должен быть обеспечен служебным жильем. В случае увольнения сотрудник полиции обязан в течение 2 недель освободить жилье. Кроме сотрудника полиции правом проживания в служебном жилье обеспечиваются жена и дети. При достижении выслуги лет сотрудник полиции обеспечивается жильем с учетом проживающих с ним членов семьи. При выходе на пенсию сотрудник должен быть обеспечен жильем».

Данное уточнение направлено на исключение неопределённости в статусе предоставляемого жилья и отдельных злоупотреблений правом при реализации данной нормы.

Многие респонденты высказываются за установление права сотрудников полиции на медицинское обслуживание по программе обязательного медицинского страхования.

Думка (10 августа): «сотрудник должен иметь возможность выбирать медучреждение, услугами которого будет пользоваться. Полис сотрудника должен быть не ниже уровня полиса добровольного медицинского страхования граждан. Полис должен действовать на всей территории РФ без исключения. Медицинское обеспечение должно распространяться и на членов семьи сотрудника милиции».

Wolf (23 августа): «Необходимо четко прописать, что сотрудники полиции должны получать медицинскую помощь в учреждениях здравоохранения РФ, так же как и все граждане страны. Соответственно полицейским должны выдаваться медицинские полисы».

Сева (1 сентября): «Полис добровольного медицинского страхования выдать каждому сотруднику полиции. Чтобы сотрудник мог сам выбрать лечебное учреждение, где ему лечится».

Реализация данной нормы приведёт к расходам из федерального бюджета, что требует дополнительной проработки финансово-экономической составляющей этого вопроса.

Определённая часть участников ставит вопрос о предоставлении сотрудникам полиции права бесплатного проезда в общественном транспорте, внеся соответствующие изменения в законопроект.

В качестве аргумента в пользу данных положений указывается, что сотрудник полиции обязан защищать от преступных и иных противоправных посягательств жизнь, здоровье, права и свободы, а также имущество граждан, независимо от нахождения такого сотрудника на службе, в том числе при передвижении на общественном транспорте.

Право на бесплатный проезд может быть реализовано в том числе через выделение денежных средств из федерального бюджета на приобретение проездных документов для сотрудников полиции, что также потребует дополнительной проработки финансово-экономической составляющей вопроса. Особенно этот вопрос актуален в отношении сотрудников полиции, замещающих должности, связанные с реализацией функций по охране правопорядка и безопасности на железнодорожном, водном или воздушном транспорте, при исполнении ими служебных обязанностей, а также сотрудников полиции при реализации полномочий по пресечению правонарушения, задержанию и доставлению лица, подозреваемого в совершении правонарушения.

Более 260 отзывов поступило по финансовому и материально-техническому обеспечению деятельности полиции (глава 9 законопроекта).

Ряд предложений, касающихся проблем обеспечения полиции таким имуществом, как автомобильный транспорт, средства связи, оргтехника, канцелярские принадлежности, а также форменное обмундирование, заслуживают внимания, но они являются предметом регулирования актов Правительства Российской Федерации и ведомственных нормативных правовых актов.

Большинство участников обсуждения указывают на необходимость финансирования полиции исключительно из федерального бюджета и запрета использования имущества физических и юридических лиц.

Реформа (7 августа): «финансирование должно быть за счет федерального бюджета. Если будет иначе, будет коррупция».

Typhoon (8 августа): «как нам известно, кто платит, тот и заказывает музыку. Всем известно, что зарплата должна соответствовать предъявляемым требованиям! Она должна исходить от работодателя, в данном случае им является государство».

Turdei (9 августа): «финансирование полиции должно происходить ТОЛЬКО исключительно федеральным бюджетом».

Andry K. (26 августа): «непонятно, кто же производит обеспечение другим имуществом кроме оружия, боеприпасов, спец. средств, продовольствия, вещевого имущества».

По вопросу финансирования полиции исключительно из средств федерального бюджета участники обсуждения не учитывают, что обеспечение законности, правопорядка и общественной безопасности статьёй 72 Конституции Российской Федерации отнесено к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Охрана общественного порядка статьей 132 Конституции Российской Федерации отнесена к полномочиям органов местного самоуправления. Соответствующие нормы уже нашли своё отражение в федеральных законах от 6 октября 1999 года №184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и от 6 октября 2003 года №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». В этой связи в предлагаемой редакции статьи 49 законопроекта вышеуказанным органам предоставлено право нести расходы исключительно на реализацию полномочий, указанных в Конституции Российской Федерации, по обеспечению законности, правопорядка и общественной безопасности.

Участники обсуждения, негативно высказываясь о возможности полиции принимать от граждан и организаций во владение и пользование имущество, также не принимают в расчёт, что указанная норма касается не любого имущества, а применяется исключительно в отношении имущества, необходимого для выполнения возложенных на полицию задач. Полиция, в том числе её должностные лица, не обладает в отношении данного имущества правом распоряжения, а значит, и правом собственности.

Виталий (21 августа): «пункт 4 статьи 50 надо исключить, а то это можно любую взятку будет оформить как безвозмездную передачу. Надо самим властям нормально обеспечивать полицию».

Sledak (10 августа): «пункт 4 явно коррупционная норма. Необходимо законодательно определить порядок такой добровольной передачи гражданами и организациями имущества полиции и установить обязательность проверки оснований передачи».

VI. Служба в полиции

Нормы, регламентирующие прохождение службы, сосредоточены в основном в главе 7 законопроекта. По главе поступило более 1,7 тысячи отзывов.

Содержание и структура главы 7, за исключением содержания статей 40 «Особенности режима служебного времени сотрудников полиции» и 43 «Гарантии сотруднику полиции, избранному (назначенному) в законодательный (представительный) или исполнительный орган государственной власти либо в орган местного самоуправления», в основном поддерживаются авторами.

По особенностям режима служебного времени сотрудников полиции (статье 40) значительное количество авторов высказываются за изменения прописанного в ней порядка привлечения сотрудников полиции к сверхурочной работе.

По статье законопроекта, устанавливающей гарантии сотруднику полиции, избранному (назначенному) в законодательный (представительный) или исполнительный орган государственной власти либо в орган местного самоуправления (статья 43), ряд предложений имеет явно протестное содержание.

Кроме того, из анализа комментариев следует, что авторы выражают необходимость более подробной регламентации в законопроекте порядка прохождения службы в полиции.

Дмитрий Зотиков (17 августа) предлагает, чтобы именно в данном законе скрупулезно, подробно был установлен порядок прохождения службы в полиции. «Если тезисно, то должны быть установлены в законе: 1) специальные звания полиции и порядок их присвоения; 2) предельный срок пребывания на службе в полиции; 3) порядок выхода на пенсию сотрудника полиции; 4) порядок предоставления отпусков (не только очередных) сотрудникам полиции, отзыва из отпуска; 5) порядок исчисления выслуги лет, в том числе и льготной; 6) порядок направления в служебные командировки; 7) порядок и сроки проведения аттестации сотрудника полиции; 8) порядок назначения на должность руководителей органа полиции субъекта Федерации; 9) особенности прохождения службы женщинами полицейскими; 10) порядок назначения на должность руководителя органа полиции мунципального района, городского округа, закрытого административно-территориального образования и других; 11) порядок проведения служебных проверок в отношении сотрудника полиции; 12) виды дисциплинарных взысканий и порядок их применения в отношении сотрудников полиции, и правовые последствия, связанные с их приминением ; 13) виды поощрений сотрудников полиции и порядок их применения; 14) порядок повышения квалификации сотрудников полиции; 15) особенности прохождения службы в условиях чрезвычайной ситуации; 16) порядок и основания увольнения со службы из полиции; 17) порядок обжалования действий вышестоящего начальства; связанных с вопросами прохождения службы в полиции; 18) режим рабочего времени полицейского. Этом минимум вопросов должен быть отражен в законе и по объему займет значительное количество, но зато закон в этой части будет прямого действия, что будет является немаловажным для сотрудников полиции».

Указанные и схожие предложения не учитывают то обстоятельство, что будет разработан отдельный федеральный закон, регламентирующий прохождение государственной службы сотрудниками органов внутренних дел.

Детализация всех вопросов приема на службу, её прохождения и увольнения с государственной службы не является предметом законопроекта. В этой связи в данной главе регламентированы особенности, связанные прохождение службы в полиции.

Кроме того, к основным тенденциям при обсуждении главы 7 следует отнести: введение более жёстких требований к системе отбора кандидатов на службу в полицию, для того чтобы не было злоупотреблений и коррупции; изменение возрастного ценза для поступления на службу в полицию.

Ряд предложений связан с установлением контрактной основы службы в полиции.

МАВ (11 августа) предлагает «статью дополнить пунктом 6, в котором оговорить, что служба в полиции осуществляется на основе контракта, заключаемого на неопределенный срок, в котором оговаривается минимальный срок, который обязуется отслужить сотрудник, впервые принимаемый на службу в полицию или поступающий на службу по окончании ведомственного учебного заведения. Срочный контракт может быть заключен в исключительных случаях, когда отсутствует возможность его заключения на неопределенный срок» .

Отдельные авторы высказываются за установление выборности руководящих должностей в полиции.

Баяндуров И.Р. (14 августа): «Необходимо установить в настоящей статье, что руководители полиции в районах, городах и иных муниципальных образованиях, в том числе в нескольких муниципальных образованиях, избираются на должность населением соответствующего муниципального образования. Либо установить, что населением избираются руководители тех подразделений полиции, которые заменят действующие структуры милиции общественной безопасности. Избрание населением некоторой части руководителей органов охраны правопорядка считаю важной и потенциально эффективной мерой общественного контроля деятельности полиции наряду с упомянутыми в законопроекте (ст. 52)».

Предложение скорее рассчитано на будущее. В настоящее время необходимо создать сильную централизованную полицию. Только после этого можно будет рассматривать вопрос о назначении на отдельные должности в полиции на муниципальном уровне путём выборов или о создании муниципальной полиции.

Определённая часть респондентов высказываются за то, чтобы сотрудников полиции набирали из числа лиц, которые прошли службу по призыву.

Podvodnik (31 августа): «ч. 1 ст. 37 изложить в следующей редакции: «На службу в полицию имеют право поступать граждане РФ, ПРОШЕДШИЕ СЛУЖБУ ПО ПРИЗЫВУ ИЛИ КОНТРАКТУ В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ РФ не моложе....». Хотя бы сделать это для лиц младшего рядового и сержантского состава. Это поднимет престиж службы в ВС РФ. А потом и внести такую же поправку в закон о приеме на государственную службу лиц мужского пола».

Степанов С. (25 августа): «Не соглашусь с тем, что служба в армии не должна быть обязательным условием. Может быть, она сама по себе и не является подготовкой к работе в правоохранительных органах, но вот ее непрохождение говорит об отношении гражданина к своему ДОЛГУ (почетной обязанности перед государством и обществом). Извините, если он «игнорирует» понятие долга перед обществом, то о каком служении обществу идет речь?»

Вряд ли это правило может быть распространено на все категории сотрудников полиции, так как значительное количество должностей среднего и старшего начальствующего состава комплектуется выпускниками высших учебных заведений, которые не проходили службу по призыву, так как это не является обязательным условием для поступления в вуз.

Имеются категорические высказывания о необходимости отмены поручительства.

Дмитрий Зотиков (17 августа): «Я категорически против личного поручительства. А то в России, где практически все продается и покупается, коррумпированные сотрудники полиции будут откровенно торговать личным поручительством».

Светлана (31 августа): «исключить ч. 5 в данной статье - ведь личное поручительство может быть дано только в том случае, если сотрудник полиции хорошо знает кандидата и МОЖЕТ за него поручиться. А что делать обычному гражданину, который хочет, может служить в полиции, но вот нет у него ни одного знакомого полицейского? Кто согласится дать поручительство незнакомому человеку, если потом надо будет нести за него ответственность? Что же теперь, нормальному человеку и не поступить на службу?» .

С этим вряд ли стоит соглашаться. Введение института поручительства в системе МВД России положительно зарекомендовало себя, минимизировав приём на службу в последние годы лиц, допускающих грубые нарушения служебной дисциплины. Подобная практика существует и в других правоохранительных органах. Кроме того, гражданин может получить необходимую рекомендацию во время стажировки при поступлении на службу в полицию.

Особо дискуссионными являются положения о необходимости установления иного возрастного ценза для поступления на службу в полицию.

esd1964 (31 августа): «Непонятны возрастные рамки. Или в других правоохранительных органах (прокуратура, ФМС, ФСИН, наркоконтроль) нет грамотных специалистов в возрасте старше 38 лет? Может быть, нужен пункт о приеме на службу в порядке перевода из других органов?», автор 2.989.225, 25 августа, 16:57, «ст. 37, ч. 1 изменить: .... не моложе 20 .... (особенности психики молодых людей зачастую не позволяют сохранить спокойствие в конфликтных уличных ситуациях)».

Указанный в статье возрастной ценз прошёл длительную проверку временем. На службу в милицию и так в большинстве своём принимаются лица, окончившие вузы или прошедшие службу по призыву – лица старше 20 лет. 18-летний возраст предусмотрен в статье только для курсантов, принимаемых в ведомственные учебные заведения (по окончании которых им будет также не менее 20 лет).

Отдельные авторы высказываются за исключение данной статьи в связи с тем, что она копирует Трудовой кодекс Российской Федерации.

Рашид (10 августа): «Нет необходимости в этой статье, она копирует статью в трудовом кодексе. А трудовой кодекс на полицию не распространяется, поэтому без комментариев...».

Многие участники обсуждения полагают необходимым изменение сроков испытания стажировки.

МАВ (11 августа): « максимальный срок испытания при приеме на службу следует сократить до 6 месяцев. Трудовым кодексом определено испытание до 3 месяцев и лишь для руководителей - до 6 месяцев».

Graf (11 августа): «срок стажировки до одного года - это перебор, 3-6 месяцев - это куда еще ни шло. Вы просто сами попробуйте год прожить на оклад в 3000 - 3500 рублей».

Представляется, что для объективной оценки профессиональных, моральных и деловых качеств кандидата на службу, а также для его утверждения в правильности сделанного выбора необходим более или менее продолжительный период времени. Изучение практики позволяет утверждать о приемлемости 6-месячной её продолжительности. Порядок прохождения стажировки целесообразно предусмотреть в нормативном правовом акте, регламентирующем порядок прохождения службы в органах внутренних дел Российской Федерации .

Предложения касаются также конкретизации понятия служебной дисциплины, установления исчерпывающего перечня грубых нарушений служебной дисциплины.

luspace (10 августа): «По части 1: «1. Служебная дисциплина в полиции – обязательное для всех сотрудников полиции соблюдение установленных ... нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в сфере «внутренних дел», приказами и распоряжениями непосредственных (прямых) начальников порядка и правил выполнения служебных обязанностей и реализации предоставленных прав», а как же иные нормы и законы, Кодекс РФ об административных правонарушениях или Уголовный кодекс РФ и даже Гражданский кодекс РФ? Получается, боремся с дисциплиной и сами развязываем руки. Необходимо конкретизировать определение дисциплины. По части 2 «Служебная дисциплина в полиции регулируется законодательством Российской Федерации, регламентирующим вопросы прохождения службы в полиции, и дисциплинарным уставом органов внутренних дел Российской Федерации» - указать список нормативных актов».

Некоторые участники обсуждения высказываются за введение нормы о внешнем виде сотрудников полиции.

Игорь_Н (16 августа) предлагает: «Ввести в статью пункт 3 (про внешний вид) - не мятая и не грязная форменная одежда, прическа, отсутствие сережек в носу и др.частях тела, отсутствие татуировок, отсутствие перегара» (не является предметом данной статьи)».

Учёт высказанных пожеланий окажет существенное влияние на формирование положительного облика сотрудника полиции. При этом следует обратить внимание, что высказанные предложения не являются предметом правового регулирования законопроекта.

Статья, посвящённая особенностям режима служебного времени сотрудника полиции (статья 39 законопроекта), явилась одной из самых обсуждаемых в своей главе. На необходимость иной регламентации порядка привлечения сотрудников полиции к сверхурочной работе и системы учёта такой работы обращается внимание в многочисленных отзывах.

arx29 (31 августа): «Изложенная редакция ст. 40 позволяет начальникам на свое усмотрение манипулировать рабочим временем сотрудника, которые никогда в жизни не видели подписанного табеля учета времени своей работы за месяц».

денис сергеев (16 августа): «Статью добавить пунктом о том, что продолжительность рабочего времени является предметом ежемесячного прокурорского надзора и общественного контроля. 120 часов сверхурочных перерабатываются у многих максимум за 1 квартал, надо эту конкретику менять. Давать реальные деньги, а не мифические отгулы. Сколько надо, столько и переработка, но оплачиваемая. Прописать должностную ответственность должностных лиц, допустивших переработку без оформления в соответствии с ТК».

zlobniy (31 августа): «ч. 3 - противоречит в отдельных моментах ТК РФ. По ТК в случае работы в выходные полагается двойная оплата труда. Рекомендую положения данной статьи привести в соответствие с ТК РФ. Почему выплата не может превышать выплату за 120 часов в год? Мы ущемляем в правах сотрудников полиции. Платить надо за столько, сколько он фактически отработал. Причем чем больше переработка, тем больше должен зарабатывать».

Переживающий (10 августа): «Должно быть так, как прописано в Трудовом кодексе! Хватит приравнивать милицию и армию. Это две разные системы. Сверхурочная работа оплачивается за первые два часа работы не менее чем в полуторном размере, за последующие часы - не менее чем в двойном размере. Конкретные размеры оплаты за сверхурочную работу могут определяться коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. По желанию работника сверхурочная работа вместо повышенной оплаты может компенсироваться предоставлением дополнительного времени отдыха, но не менее времени, отработанного сверхурочно».

Предлагается дополнить законопроект нормой об учёте времени выполнения служебных обязанностей сверх установленной продолжительности служебного времени, а также об оплате указанной работы полностью и по нормам, предусмотренным Трудовым кодексом Российской Федерации.

Одной из основных задач законопроекта является оптимизация служебного времени, повышение эффективности его использования. Исходя из этого привлечение сотрудников полиции сверх установленной продолжительности служебного времени должно использоваться руководством в исключительных случаях, с привязкой к возникающим чрезвычайным обстоятельствам, условиям службы и другими факторами.

При этом такие привлечения сотрудников должны предусматривать соответствующие и соразмерные компенсации в виде отдыха соответствующей продолжительности или путём присоединения такого времени к ежегодному оплачиваемому отпуску. Право выбора в этом случае предоставляется сотруднику полиции.

Имеются мнения против 6-месячных командировок.

Алекна Альмантас (31 августа): «К ч. 5. Прежде чем устанавливать продолжительность командировок в 6 месяцев, вы бы проверили, сколько семей сотрудников распалось из-за таких длительных командировок, да и не мешало бы проконсультироваться у врачей по этому вопросу».

Такие командировки, по мнению участников обсуждения, должны быть менее длительными. Увеличение до 6-месячной максимальной продолжительности командировок обусловлено необходимостью повышения эффективности выполняемого объёма работы на территориях с осложнённой оперативной обстановкой. Сотруднику требуется определённое время для адаптации, а также изучения особенностей и специфики деятельности по месту командирования, установления профессиональных контактов с коллегами. Не вызывает сомнения, что частая замена указанных сотрудников не будет способствовать эффективному решению задач полиции.

Авторы обсуждения указывают на необходимость определиться с использованием терминов «может» (относительный) и «должен» (категоричный) применительно к основаниям увольнения сотрудников полиции.

Казанцев (7 августа): «Супер написано – может быть уволен. Не подлежит увольнению, увольняется или основания для увольнения сотрудника полиции – а может быть уволен. А может и не быть? На этом предположении коррупционеры в погонах заработают миллиарды долларов».

Обращено внимание на необходимость конкретизировать вопрос обратной силы закона в отношении сотрудников милиции, ранее представивших подложные документы, которые станут сотрудниками полиции.

залим (15 августа): «Необходимо конкретизировать вопрос предоставления подложных документов при поступлении на службу (пункт 16) - подлежит ли сотрудник увольнению по этой статье, если подложные документы им были представлены до принятия настоящего закона? В противном случае по общему правилу закон не будет иметь обратной силы и уволить по этому основанию будет проблематично».

С данными доводами трудно согласиться, так как установление факта представления подложных документов автоматически лишает соответствующего сотрудника полиции формальных оснований нахождения в занимаемой должности.

Некоторые участники высказываются против предоставления сотруднику полиции, избранному (назначенному) в законодательный (представительный) или исполнительный орган государственной власти либо в орган местного самоуправления, указанных в статье 43 гарантий.

NVP (9 августа): «выборы в думу, местные органы власти - по партийным спискам. Полицейский НЕ может быть в какой-либо партии, как указывалось ранее. Каким образом он может уйти на другую работу (перечень в п. 1), вернуться, сохранить стаж и льготы?!!!!! Либо партийный, либо полицейский!».

Алексей (8 августа): «полицейским никак нельзя принимать участие в выборах и быть избранными. Это аморально. Они представляют исполнительную власть при всех случаях».

Игорь_Н (17 августа): «По ч.1 . Перешел на другую работу (пусть даже выборную) – значит, увольняйся с предыдущей. Перестал быть депутатом - устраивайся по новой. Конечно, с учетом того, что ранее работал, можно назначить на равнозначную должность с которой увольнялся. По ч.2. Работа в качестве депутата и др. засчитывается в общий трудовой стаж, но никак ни в выслугу для присвоения очередного звания и доплату за полицейскую выслугу лет».

Подобные предложения не могут быть приняты, поскольку по своей сути носят дискриминационный характер.

Острую полемику вызвала тема переаттестации сотрудников милиции при переходе в полицию. При этом мнения граждан разделились. Ряд из них (32) полагают, что все сотрудники милиции, оставшиеся на службе в полиции, должны пройти аттестацию.

Nikolay Bordovskiy (16 августа): «Всем устроить переаттестацию».

Гевондян Федор (21 августа): «Предлагаю следующую редакцию ч. 6 ст. 56: «Сотрудники милиции, оставшиеся на службе в полиции, не переназначаются, но по замещаемым должностям обязательно переаттестовываются, выходное пособие им не выдается. Право на получение выходного пособия сохраняется за указанными сотрудниками при увольнении их со службы в полиции».

Семен (15 августа): «Переаттестация перед введением в штаты полиции. Причем на переаттестациях должны присутствовать, кроме членов комиссии, также независимые специалисты (преподаватели вузов, общественники), которые могли бы давать также свои рекомендации».

Большинство респондентов настаивают на выборочной, а не сплошной аттестации. При этом должен быть разработан чёткий механизм переаттестации и переназначения на должности.

arx29 (12 августа): «Переаттестация всех сотрудников милиции нужна безусловна, но необходимо к ней подходить дифференцировано».

Asandir (10 августа): «Не вижу смысла проводить переаттестацию всех сотрудников, подавших заявление на прием в полицию».

Микола (23 августа): «Представляется, что при реформировании МВД и при реализации закона «О полиции» (вступления его в силу) не следует проводить «поголовную аттестацию» сотрудников. … Аттестацию нужно проводить выборочно и только в тех подразделения, где имеются низкие показатели деятельности и нарушения».

ronin (23 августа): «Безусловно, некоторые сотрудники милиции, например, имеющие низкие показатели в оперативно-служебной деятельности, а также сотрудники милиции, имевшие дисциплинарные взыскания, обязательно должны проходить процедуру аттестации при назначении на должности полиции. При этом должен быть четко регламентирован порядок ее проведения, предусматривающий возможность участия представителей общественности при проведении аттестации, что в максимальной степени позволит обеспечить объективность соответствующих результатов».

Представлены и те, кто не согласен с этой позицией и считает необходимым оставить часть 6 статьи 56 законопроекта без изменений.

Вопросы аттестации являются важными в современных условиях. Проведение аттестации всех сотрудников милиции при приёме на службу в полицию представляется нецелесообразным. Аттестации должны подлежать сотрудники с низкими показателями в оперативно-служебной деятельности, имеющие дисциплинарные взыскания.

Вопрос, кто будет служить в полиции, беспокоит всех, и в процессе перехода из милиции в полицию надлежит избавляться от нерадивых и недобросовестных сотрудников, тех, кто не соответствует новым высоким требованиям, предъявляемым к сотруднику полиции.

Предполагаемое вступление федерального закона «О полиции»
с 1 января 2011 года и сокращение до 1 января 2012 года численности сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации на 20 процентов, предусмотренное Указом Президента Российской Федерации от 24 декабря 2009 года №1468 «О мерах по совершенствованию деятельности органов внутренних дел Российской Федерации», создают условия, при которых внеочередная аттестация сотрудников, связанная с их переходом из милиции в полицию, совпадёт с организационно-штатными мероприятиями, проводимыми в связи с сокращением личного состава.

VII. Юридическая техника, стилистика законопроекта

Большинство респондентов отмечают, что в законопроекте использована более совершенная юридическая техника. Он более удобен в пользовании, обладает необходимой комплексностью и полнотой. Указывается, что он приближен к закону прямого действия, в нём минимизировано количество перекрестных ссылок, отсылочных и бланкетных норм, а отдельные положения законопроекта, которыми затрагиваются права и свободы граждан, максимально конкретизированы.

Чурбанов Лев (8 августа): «Спасибо государству что не сидят на месте ,а именно действуют на благо своего народа - государства. Закон очень хороший хотя и имеет недостатки (надеюсь доработают). Полностью поддерживаю закон,это хорошее и правильное направление для развития нашей страны ...спасибо...».

Lexmin (16 августа): «Бравооо!!! Редакторы молодцы! Статья абсолютно верна! Стала гораздо лучше, чем в законе "О Милиции"!

В то же время по проекту высказываются и критические замечания, в части его юридической техники. Имеются комментарии, содержащие многочисленные конкретные предложения по технико-юридическому совершенствованию конкретных норм законопроекта.

Отдельные замечания респондентов обусловлены отсутствием необходимого уровня правовой грамотности и незнанием основ законотворческой техники.

Konn (7 августа): «Мне непонятно, что такое в сфере внутренних дел. Почему не написать в сфере защиты граждан, заодно уж и министерство ВД переименовать в министерство защиты граждан. Пишите законы для всех, а не только для профессиональных юристов».

Redrok (12 августа): «Уберите Вы федеральный орган исполнительной власти в сфере внутренних дел. Громоздкая и непонятная для не юристов формулировка. По остальному нормально. Хотя и не ясно как будет проходить выступление полицейского начальника перед гражданами. Но как я понял это будет урегулировано другим НПА».

С отдельными замечаниями и предложениями авторов комментариев в части совершенствования юридической техники законопроекта следует согласиться.

Часть норм проекта должна быть упрощена, использованы более чёткие и однозначные формулировки. Корректировке следует подвергнуть также стиль и логико-языковое построение отдельных правовых предписаний с целью их единообразной интерпретации и правоприменения.

В то же время предложения по кодификации всех норм, регламентирующих различные аспекты деятельности полиции, в данном законопроекте по юридическим соображениям реализованы быть не могут. Являясь по своему содержанию статусным законом, в него не могут быть включены нормы законодательства хотя и регулирующего деятельность полиции, но в настоящее время уже кодифицированного.

VIII. Вступление закона в силу

Острое обсуждение вызвал вопрос точной даты вступления в силу настоящего закона. При этом мнения граждан разделились. Ряд респондентов полагают, что 1 января 2011 года – оптимальная дата вступления закона в силу.

Богданов Антон  (7 августа): «Чем раньше вступит закон в силу - тем лучше. Поэтому 1 января 2011 год, хороший срок».

Другая группа респондентов отмечает, что период 1 января 2011 года – слишком незначительный срок для подготовки закона и реформы в целом.

ploskiy (7 августа): «Предлагаю отложить срок вступления в силу, закона, ввиду того, что дается очень маленький срок на такое огромное кол-во изменений».

Дмитрий (15 августа): «ч.1 нужно изложить в следующей редакции: "1. Настоящий федеральный закон вступает в силу с 1 января 2012 года"».

Владимир Алексейцев (23 августа): «При условии действительно всенародного обсуждения законопроекта, тщательной обработки результатов этого обсуждения и написания новой редакции, изучения и обсуждения документа Государственной Думой … реальный срок вступления в силу настоящего закона возможен не ранее 1 января 2012 года».

Принятие законопроекта связано с очень серьёзными общественными ожиданиями, поэтому переносить сроки вступления его в силу нецелесообразно.

Цитировать