Законопроект 2011

Общественное обсуждение законопроектов

О законопроектах

Комиссия по доработке законопроекта «Об образовании» подвела первые итоги общественного обсуждения

24 февраля 2011 в 18:10

О них в интервью газете «Известия» рассказал Вениамин Яковлев, советник Президента Российской Федерации и председатель комиссии.

Известия: Вениамин Федорович, важная тенденция последнего времени - широкое публичное обсуждение законопроектов - сначала «О полиции», теперь - «Об образовании». С вашей точки зрения, это позитивный шаг? Или законотворческой деятельностью должны заниматься профессионалы, а не общественность?

Вениамин Яковлев: Профессиональные юристы должны завершать работу, поскольку они умеют облечь общественные потребности в форму закона. Не случайно публичное обсуждение началось именно с законопроекта «О полиции». Потому что это вопрос безопасности общества и его граждан. Что касается законопроекта «Об образовании», думаю, здесь совершенно понятно, что этот закон затрагивает любого и каждого. Вообще, сфера образования - это то, что собой представляет общество сегодня и каким оно хочет стать завтра. Дореволюционная Россия в значительной степени была обществом безграмотных и малограмотных людей. В советское время уровень образованности резко вырос. Знаменитая фраза Джона Кеннеди - «мы проиграли русским за школьной партой», сказанная им по поводу полета первого космонавта Юрия Гагарина, о многом говорит.

9 февраля президент России подписал указ «Об общественном обсуждении проектов федеральных законов». Это не означает, что все проекты будут выноситься на обсуждение. Речь идет о важнейших законах, затрагивающих острые вопросы жизни страны.

И: Более 12 миллионов человек посетило сайт за два месяца, отведенных на обсуждение, 11 тысяч оставили комментарии. Можно выделить наиболее «горячие» блоки вопросов и проблем?

В.Яковлев: Дискуссия шла гораздо шире. Мы провели встречи со всеми заинтересованными участниками образовательного процесса во всех 7 округах. Но, что касается сайта, туда много писали сами школьники и студенты. Особенно после того, как они услышали суждения о том, надо ли нам сохранять стипендии. Что касается предложений, то их было много. Например, одно из наиболее оригинальных - ввести так называемые индивидуальные дипломы для каждого вуза. Логика такая: если вуз плохо готовит специалистов, значит, его диплом не будет котироваться на рынке и никто не захочет его получать. Тем самым качество обучения в вузах резко повысится.

И: Но пока это все поймут, пройдет немало времени...

В.Яковлев: Вот именно. А значит, пострадают люди, которые этот диплом получат. На мой взгляд, индивидуальные дипломы могут быть только для тех заведений, которые это точно заслужили.

Большая проблема для нас сегодня - среднее профессиональное образование. Эта система сильно пострадала в последние годы и ее предстоит заново налаживать, привлекая к участию работодателей. Государство может заинтересовать их в таком сотрудничестве с помощью привилегий, льгот, но при условии, что предприятие действительно вкладывается в подготовку специалистов для экономики. Думаю, что государство охотно на это пойдет.

Надо, конечно, определиться с типами и видами учебных заведений. В проекте закона в системе высшего образования отсутствуют академии. А академий у нас в стране много. Проект закона связывает эти виды вузов с соответствующим статусом, с возможностями - кто на каком уровне может готовить специалистов. Институты на одном, университеты на другом. Это очень больной вопрос. В результате обсуждений комиссия склонилась к мысли, что надо разделить наименование вуза и его статус. Совсем необязательно, чтобы одно предрешало другое. Вот если бы, например, МВТУ продолжало называться училищем, то это ничего бы не изменило - лишь бы оно при этом оставалось МВТУ. Потому что вуз под таким названием знает весь мир. Также у нас много знаменитых институтов, зачем же принижать их статус? Они на деле доказали, что могут готовить специалистов самого высокого уровня. Пусть будут индивидуальные наименования - в том числе и академии, если за этим что-то стоит. Уровень подготовки кадров должен определяться уровнем потенциала, которым располагает данное учебное заведение, а не его названием.

И: Известно, что больше всего предложений было высказано по социальным аспектам будущего закона. Школьные учителя, преподаватели вузов - все хотят понимать, что их ожидает в этом плане. Как вы считаете, должен ли вопрос зарплаты быть более четко прописан в законе, например, привязан к средней зарплате в промышленности или еще каким-то способом?

В.Яковлев: К статусу преподавателя было приковано особое внимание. Это и уровень материального обеспечения, и уровень нагрузки педагогов, ее объем. Потому что преподаватель может много заработать, но для этого он должен все сутки отдать работе. Ясно, каким будет его труд по качеству, особенно если он работает в нескольких учреждениях. Таким образом, норматив нагрузки должен быть обязательно определен. Может быть, не прямо в законе, но закон должен содержать предписания. И второе - конечно, достойная оплата. Если мы хотим установить определенный уровень образования, его стандарты, то они должны быть чем-то обеспечены. Необходимо определить как параметры деятельности учителя, так и критерии моральной и материальной оценки его труда. На мой взгляд, это должно быть прописано в законе.

И: Еще важный блок - участие общественности в образовательном процессе. На ваш взгляд, это должно быть отражено в законе?

В.Яковлев: Я считаю это очень важным. Система образования должна стать открытой и доступной для общества с точки зрения контроля. Уровень участия общественных организаций в этой сфере может быть более широким. Например, у нас есть Ассоциация юристов России, которую я возглавляю в качестве одного из сопредседателей. Важное направление ее деятельности - повышение качества подготовки юридических кадров. В том числе и необходимость соединения образования и воспитания. Нельзя человека просто учить на юриста - надо обязательно формировать его правовое сознание. Иначе на выходе из учебного заведения мы можем иметь хорошо подготовленного профессионального преступника. Именно тут важен контроль общественности. Поэтому Ассоциация юристов заключила договор с Министерством образования и науки о подобном контроле. Мы наладим систему общественной аккредитации, чтобы оценивать способность вуза на должном уровне готовить кадры. Все необходимые документы подготовлены, так что в ближайшее время будет проведена аккредитация юридических вузов во всех субъектах.

И: Было бы замечательно, если бы подобную аккредитацию прошли вузы, готовящие педагогических работников, и не только.

В.Яковлев: Вы абсолютно правы. Здесь мы выходим на проблему так называемого квазиобразования, которое получило у нас, к сожалению, достаточно широкое распространение. В сферу образования пришли люди, решившие быстро заработать деньги, ничего при этом не вкладывая. Конечно, частные учебные заведения могут быть. Но нельзя создавать видимость обучения в каких-то полуподвальных помещениях, где нет соответствующих кадров и материальной базы. Чтобы обезопасить граждан от подобного псевдообразования, должен быть государственный барьер - лицензирование и аккредитация.

Может пригодиться и зарубежный опыт. В некоторых странах - например в Германии - университетский диплом не позволяет немедленно приступить к юридической работе. У нас тоже есть экзамен - например, на соответствие должности судьи. Можно распространить этот порядок на все виды юридической деятельности, которая носит публичный характер, - судей, адвокатов, нотариусов. И, может быть, на юридические должности на госслужбе.

И: Со всеми этими дополнениями не придется ли заново переписывать законопроект?

В.Яковлев: Закон нуждается в серьезном редактировании. Его нужно сделать меньше, но содержательнее - за счет точности и отсутствия противоречий. Согласно президентскому указу по истечении 90 дней со дня завершения общественного обсуждения необходимо представить президенту доклад о его результатах. Но, по мнению участников комиссии, спешить с этим делом не надо.

Цитировать